Сегодня

Благовещение

0
Благовещение
Благовещение

7 апреля весь христианский мир празднует день Благовещения. Название этого праздника состоит из двух слов: «Благо» и «весть». В этот день небесный вестник, архангел Гавриил возвестил миру Благую весть. Весть эта заключается в том, что от Чистой Девственницы родится Христос Господь, Который очистит от грехов и спасет тех, кто примет Его и станет христианином, сыном Церкви Православной, свято живущим в православной вере.






Вот как это событие описано в Евангелии: «Послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, по имени Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женщинами. Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, …и будет царствовать …во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как это будет, когда Я мужа не знаю? Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемый Святым образом наречется Сыном Божьим. …У Бога не останется бессильным никакое слово. Тогда Мария сказала: Вот, Я Раба Господня; да будет Мне по слову твоему. И отошел от Нее Ангел» (Лук.1:26-38).
Событие, которое празднует в этот день христианский мир, не имело аналогов, и никогда не будет иметь. Единственная из всего рода человеческого Девица зачала сверхъестественным образом, оставшись девственницей после зачатия и после Рождества. Ангел Божий назвал этот образ рождения «рождением святым образом». Чтобы обратить погибающего в грехах человека к Богу, Бог стал человеком. Бог вошел в мир истории, вошел как Один из исторических персонажей в реку времен, чтобы тонущее в этой реке человечество обратить ввысь, к небесам. Священное Писание сопровождает радость о явлении Бога в этом мире словами: «Благовествуй, земля, великую радость. Хвалите, небеса, Божью славу». «Благовествуйте изо дня в день спасение, данное нам от Бога нашего».
Значение этого праздника невозможно переоценить: Пасха — это завершение земного служения Христа, когда Он воскрес уже в нетленном теле, недоступном для страданий и смерти. А Благовещение — это зачатие Христа, то есть начало существования Бога во плоти человеческой. Вот как об этом празднике говорит текст православного богослужения:
«Сокровенное от века Таинство в сей день открывается: Сын Божий становится Сыном Человеческим, дабы усвоить Себе худшее, а мне подать лучшее. Обманулся когда-то Адам, и захотев стать богом — не стал. Ныне же Бог человеком становится, чтобы Адама приобщить к Божественной жизни. Да веселится природа, да ликует естество. Ибо сегодня Архангел Деве со страхом предстоит. И приносит радость, противоположную печали. Из сострадания милости вочеловечившийся Боже наш, слава Тебе».
Вот как об этом празднике пишет святой Ириней Лионский (II век), ставя его в контекст общей истории человечества:
«Откуда же произошло существо первого человека — Адама? От воли и от мудрости Божьей и от девственной земли. «Ибо Бог, — говорит Писание, — до сотворения человека еще не посылал дождя, и не было на ней человека, чтобы возделывать землю» (Быт. ІІ, 5). От этой земли, когда она была еще девственною, Бог взял прах и создал человека как начало нашего человечества. Для вторичного совершения этого человека Господь подчинил Себя порядку того же воплощения, родившись от Девы согласно с волею и мудростью Божьею, чтобы показать подобие Своего воплощения с воплощением Адама, и чтобы осуществилось написанное в начале: «Человек по подобию и образу Божию» (Быт. І, 26). 33. И как чрез непослушную деву Еву человек был поражен смертью и умер, так и здесь он также чрез Деву Марию, которая повиновалась Слову Божию, получил жизнь посредством вновь созданной в человеке жизни. Ибо Господь пришел, чтобы вновь найти потерянную овцу, а этой овечкой потерянной и был человек. Поэтому не произошло нового творения, но Он принял подобие творения от той, которая была из рода Адамова. Ибо необходимо было новое совершение Адама во Христе, чтобы смертное поглощено было бессмертием. Таким же образом и в отношении к Еве и Марии, чтобы Дева Мария, ходатайствуя за деву Еву, девственным послушанием разрушила и уничтожила непослушание, совершенное девственной Евой прежде, чем она стала женщиной» (Ириней Лионский. — Доказательства апостольской проповеди, гл. 32).
Также этот праздник имеет важное антропологическое значение. Священное Писание настаивает на том, что человек становится человеком не в момент рождения, а именно в момент зачатия. Когда образуется новая жизнь, то, что мы называем «генетическим кодом», несет в себе полную информацию об уже возникшей личности. Во Христе же мы видим две природы, два бытия: Божественное и человеческое. И Он во всем Истинный Бог и во всем — совершенный Человек, имеющий ту же природу, что и мы (только не имеющий греха в отличие от нас). И невозможно себе представить, чтобы с момента Благовещения образовавшийся в утробе Девы «плод» не был бы одновременно и Богом, и Человеком. «Человеческая составляющая» Лица Христа развивалась так же, как развивается любой человек в утробе Матери. Но говоря о совершенной важности человеческой природы Христа с момента зачатия, мы не можем забывать о великой важности пред Богом и историей любой человеческой личности. И потому Писание и Церковь, свято почитая Тайну человеческой жизни, строжайше осуждают любые формы «абортов», называя эти вещи своими именами, а именно — убийством уже образованной в недрах матери новой человеческой личности.
Слово Божье обращено к каждому человеку. Благую весть о спасении, о Христе, о вере Христовой Бог принес к порогу каждого сердца. И после этого мы просто не имеем права жить, как жили прежде. Мы не имеем права жить так, словно ничего под небом не случилось, словно вся наша жизнь — бессмысленная суета. Нет! У жизни есть смысл, и смысл этот — Христос! Он пришел и протянул к нам Свои руки. Теперь дело за нами. Протянем же и мы к Нему свои руки! Он создал Церковь Свою, назвав Ее своим Телом, а тех, кто через крещение вошел в Церковь, — назвал частями Своего Тела.
Величие праздника в том, чтобы человек мог оторваться от уз рабства плоти, рабства своим нуждам и воззреть на красоту Вечности. Прорваться к свету, взойти в тот «покой» пред Богом, в котором человек приобретает истинное свое величие как личности, обращенной к Богу. Дни праздничного покоя даны нам Богом для того, чтобы мы могли проявить свою свободу, вспомнить, что мы — не рабы стихий мира сего, не рабы своего кошелька и своей административной ответственности. Дни молитвенного покоя — это дни величия человека. Это дни, когда человек может углубиться в созерцание, погрузиться в мир тишины и радости Богообщения. Ведь сама заповедь о покое говорит, что день праздника — «покой Господу Богу твоему». Лишив себя этого сокровища, человек становится рабом мира сего, винтиком в механизме этой машины.
Христианин — это человек, который не принадлежит себе. У христианина есть одна Глава — Христос. И в эти дни поста и праздников Церковь, как Святая Мать, вновь и вновь взывает к вам, дорогие соотечественники: Обратите к Богу свое сердце, вспомните, что именно Сам Бог стал человеком, чтобы человек мог приблизиться к Нему. Придите к храму — к Дому Того, Кто ради нас в эти дни сошел в девственную утробу чистой Девы, чтобы стать человеком и открыть перед нами двери вечной Жизни.

Кто может назваться «христианином»?
«Люди задают мне вопрос: «Кто вы такой, чтобы устанавливать, кто христианин, а кто нет?» Или: «Не могут ли многие люди, не способные поверить в эти доктрины, оказаться гораздо более истинными христианами, более близкими к духу Христа, чем те, кто в эти доктрины верит?»
Клайв Стейплз Льюис.
Просто христианство.
Это возражение в каком-то смысле очень верное, очень милосердное, очень духовное, очень чуткое. Но обладая всеми полезными свойствами, оно — бесполезно. Мы просто не можем безнаказанно пользоваться языковыми категориями так, как того хотят от нас наши оппоненты. Я постараюсь разъяснить это на примере употребления другого, гораздо менее важного (чем «христианин») слова.
Слово «джентльмен» первоначально означало нечто вполне определенное — человека, имевшего свой герб и земельную собственность. Когда вы называли кого-нибудь джентльменом, вы не говорили ему комплимент, а просто констатировали факт. Если вы говорили про кого-то, что он не джентльмен, это было не оскорблением, а простой информацией о человеке: У него нет ни герба, ни землевладений. В те времена сказать, что, к примеру, Джон — лгун и джентльмен, не было бы противоречием; по крайней мере, это не звучало бы более противоречиво, чем если бы сегодня мы сказали, что Джеймс — неуч и магистр наук. Но затем появились люди, которые сказали — сказали так «верно», «доброжелательно», с таким «глубоким пониманием и чуткостью» (и тем не менее слова их не несли полезной информации): «Но ведь для джентльмена важны не его герб и земля, а то, как он себя ведет. Конечно же, истинный джентльмен — тот, кто ведет себя как подобает джентльмену, не так ли? А значит, Эдвард гораздо более джентльмен, чем Джон». Сказавшие так имели благородные намерения. Намного лучше быть честным и вежливым, и храбрым, чем обладать собственным гербом. Но это не одно и то же. Хуже того, не каждый захочет с этим согласиться. Ибо слово «джентльмен» в этом новом, облагороженном смысле перестает быть информацией о человеке, и просто превращается в похвалу ему: сказать, что такой-то человек не джентльмен, — значит нанести ему оскорбление. Когда слово перестает быть средством описания, а становится лишь средством похвалы, оно не несет больше фактической информации: оно свидетельствует только об отношении говорящего. («Хорошая» еда означает лишь то, что она нравится говорящему.) Слово «джентльмен», будучи «одухотворено» и «очищено» от своего прежнего, четкого и объективного смысла, едва ли означает теперь больше, нежели то, что говорящему нравится тот, о ком идет речь. В результате слово «джентльмен» превратилось в бесполезное слово. У нас и так уже было множество слов, выражающих одобрение, так что для этой цели мы в нем не нуждались. С другой стороны, если кто-то (к примеру, в исторической работе) пожелает использовать это слово в его старом смысле, он не сможет этого сделать, не прибегнув к объяснениям, потому что слово это не годится больше для выражения своего первоначального значения.
Так что, если однажды мы позволим людям возвышать и облагораживать или, по их словам, наделять более глубоким смыслом слово «христианин», это слово тоже вскоре утратит свой смысл. Во-первых, сами христиане не смогут применить его ни к одному человеку. Было бы опасной самонадеянностью с нашей стороны утверждать, что такой-то человек является или не является христианином в «глубоком» смысле этого слова. Но очевидно, что слово, которое мы не можем применять, становится бесполезным. Что касается неверующих, то они, несомненно, с готовностью станут употреблять это слово в его «утонченном» смысле. В их устах оно сделается просто выражением похвалы. Называя кого-то христианином, они лишь будут иметь в виду, что это хороший человек. Но такое употребление этого слова не обогатит языка, ведь у нас уже есть слово «хороший». Между тем слово «христианин» перестанет быть пригодным для выполнения той действительно полезной цели, которой оно служит сейчас.
Мы должны, таким образом, придерживаться первоначального, ясного значения этого слова. Впервые христианами стали называться «ученики» в Антиохии, то есть те, кто принял учение апостолов Христа (Деян. II: 26). Несомненно, так назывались лишь те, которые извлекли для себя наибольшую пользу из этого учения. Безусловно, это имя распространялось не на тех, кто колебался, принять ли им учение апостолов, а на тех, кто именно в возвышенном, духовном смысле оказался «гораздо ближе к духу Христа». Это не вопрос богословия или морали. Это лишь вопрос употребления слов таким образом, чтобы всем было ясно, о чем идет речь. Если человек, который принял доктрину христианства, ведет жизнь, недостойную ее, правильнее будет назвать его плохим христианином, чем сказать, что он не христианин».


Выпуск подготовил священноигумен Феогност, кандидат богословия, настоятель храма св. Николая в с. Курячивка и храма св. Кирилла и Мефодия в с. Тишковка Марковского района Луганской области.

2.04.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: