Сегодня

Мартовские (гоголевские) тезисы

0
Мартовские (гоголевские) тезисы
Мартовские (гоголевские) тезисы

До определенного времени подготовка к юбилею Николая Васильевича Гоголя в Украине в целом и на родине выдающегося писателя — Полтавщине — в частности, шла планомерно, размеренно и по-хамски. Классика, прежде всего, исключили из числа отечественных писателей и задвинули подальше, в «зарубежные». Тщательно зачистили «площадку», на которой он прежде успешно царил — русский язык как таковой — во всеуслышание объявив его «собачою мовою». И наглая галычанская морда, во всеуслышание вякнувшая это, не понесла ровным счетом никакого наказания. Из чего вывод: сказано то, что «наверху» ждали. А быть может, и прямо «санкционировали». Оно ведь известно — что у кого на уме и что у кого потом на языке. Но ничего: другой классик в свое время сказал, что есть иной судья, кому недоступен звон злата. Подождем маленько его решения.






Однако к делу: по мере продвижения к гоголевскому юбилею в Полтаве уничтожили, притом все до единой! — русские школы. Запретили вещание на русском (языке Пушкина и Гоголя!) в теле- и радиоэфире; в кинотеатрах и просто театрах; в госучреждениях, в том числе институтах и университетах.
Гнобя и унижая Гоголя, тонко чувствующий тяжкий «дух времени» русофоб Малкович и иже с ним выпустили «українською мовою» предельно извращенный «перевод» бессмертного «Тараса Бульбы», из которого, прочитав оный в качестве первого знакомства с юбиляром, можно составить однозначное мнение:
— Ох и дрянь же этот Гоголь... И зачем с ним столько носятся?
Полтавщина, яко родина писателя, немало и «персонально» преуспела в подготовке нынешнего «круглого» юбилея. Прежде всего развалили все внутри в церкви в Великих Сорочинцах, где был крещен будущий великий писатель: иконостас разобрали, вывезли неизвестно куда; в печати промелькнуло сообщение о возможном возбуждении уголовного дела по хищению денег в особо крупных масштабах — свыше полумиллиона гривень. Поскольку «ниточки» в этом деле, нащупанные милицией, вели по направлению к областной госадминистрации, дело, как и следовало ожидать, вскоре тихо почило. Ну, не слышно ничего о том, что зло наказано, а добродетель торжествует. Получается, что торжествует, видимо, как раз то, что по идее должно быть наказано и рыдать.
Потом развалили то, что сами не строили — музей Н.В. Гоголя в Великих Сорочинцах. И вместо мемориальной усадьбы (естественно, и тогда не отражавшей «один к одному» вид дома, где родился Николай Гоголь, но все же удачно вписывавшейся в местный пейзаж), построенной полвека назад, стали возводить какое-то «обійстя» сельского нувориша, урвавшего свою первую тысячу баксов и на этой почве сразу же поссорившегося с соседями.
Причем кирпичную кладку пристройки повели аккурат под февральскими снегопадами, а отделочные внутренние работы — вот сейчас, в мартовскую слякоть, прямо по мокрым стенам. Спрашиваю у гоголеведов: может быть, это традиция такая была у помещиков Гоголей-Яновских — строить именно зимой, а штукатурить только по сырому кирпичу? Как часто такое происходило при жизни Николая Васильевича?
— Да нет,— отвечают. — Такой маразм (вполне достойный пера великого сатирика!) наблюдается за два века впервые.
А куда же подевались экспонаты музея? Их, оказывается, перенесли в помещение местного, Великосорочинского краеведческого музея — поистине уникального сооружения, ибо в нем не существует отопления вообще. Что для наших широт является весьма необычным, но удобным решением всех проблем с оплатой перманентно дорожающих энергоносителей. Сотрудники музея, жалея своих посетителей, выдают им тапочки, любовно сшитые из толстой ковровой ткани, поскольку холод внутри этого культурного заведения держится хуже собачьего. Полагаю, энтузиастам-музейщикам и их гостям не лишним было бы выдавать ежедневные минкультовские (бывшие наркомовские) сто грамм — иначе на здешнем хохлокультурном фронте возможны бо-о-льшие потери в виде обмороженных конечностей, простудных и вирусных заболеваний: доведенный до «повного зубожіння» Великосорочинский историко-краеведческий музей если и является рассадником чего, то в первую очередь именно этого: болезней.
Правда, иной раз действительно в жар бросает, если видишь соединенных в одной экспозиции гуманиста и христианина Гоголя и кровавого вурдалака, по определению историка Олеся Бузины, Тараса Шевченко. «Вурдалак» при жизни, как известно, пытался подобраться к своему великому земляку и даже засылал к нему разных национально-озабоченнных литературных сутенеров, чтобы устроить встречу — но Гоголь от этой сомнительной чести уклонился, вежливо заметив, что, мол, претендент не лишен дарования, однако грязи в его произведениях гораздо больше, чем собственно поэзии. Но кто же теперь защитит Гоголя от подобного «общения», которого он прежде тщательно избегал? — Да никто. Беззащитен он перед лицом нынешней власти.
Кстати, и сам холод противоестественен для Гоголя: не токмо из промозглого Санкт-Петербурга, но и из благодатной, на первый взгляд, Малороссии (а никакой Украины в то время вообще не было) бежал он без оглядки в теплый Рим, в Италию. Только там он чувствовал себя по-настоящему хорошо, комфортно. Таким образом, презентовать Гоголя в неотапливаемом помещении столь же противоестественно, как чукчу с его лыжами — на экваторе. Для достойного представления Гоголя требуется теплая, дружественная обстановка. Чай, варенье и выпечка, которые он очень любил. И, конечно, льющаяся свободно и отовсюду русская речь — речь Пушкина, речь Гоголя. А не Франко, Шевченко и Вакарчука. Бр-р-р...
Но то Сорочинцы, а что Полтава?

В ней вот уже несколько месяцев стоит памятник Н.В. Гоголю, опоясанный ширмой, подобной тем, какие устанавливают на пляже — чтобы плавки на трусы менять и надувного матраса при этом не выпускать из виду. Удобное сооружение: ведь платных туалетов в округе нет, и многих выручает. Снять раньше времени халабуду нельзя, ведь не три копейки на ремонт монумента будет списано, и «леса», хоть какие, должны достаточно долго мозолить глаз.
Возле этого памятника, которому от установки в нынешнем году юбилей — 75 лет исполняется, а от создания в 2015-м «стукнет» аккурат сто (разница — тот период, который прежние пигмеи-украинизаторы продержали памятник в затворе на складе, с пеной у рта доказывая, что Гоголь «буржуазний письмэнник» и «крепостник»), городские власти планируют установить «гоголевских героев», которых глас народа, в глаза пока не видя, уже прозвал «монстрами». Ну как здесь не признать, что «народ скаже, як за-в’яже»: ведь Гоголь — сатирик. Он изображал своих героев, выставляя на посмешище пороки людские. Зачастую «выжимая» этот негатив прямо из себя. За что боролся, выходит, на то и напоролся? Убегал от своих героев, а они в конце концов настигли его? Хорошо еще, что работал Николай Васильевич не в стиле Иеронима Босха, а не то бы таких уродов местные «гоголеведы» от власти преподнесли ему на 200-й день рождения, что мало бы не показалось!
Впрочем, быть может, мы рано радуемся? Ведь персоналии не объявлены, галерея создается в некой тайне, и из мрака ее еще могут подняться и Хома Брут, и Вий, и Панночка с другими ведьмами, и предатель Андрий, и… Городская власть, проголосовавшая за установку в Полтаве памятника второму Иуде — Мазепе и фашиствующему сжигателю городов и сел края Карлу XII, что угодно, можно быть уверенным, отчебучить может.
Несколько наискосок от памятника Гоголю, через улицу, расположен театр имени Н.В. Гоголя. Сей театр, подобно музею в Сорочинцах и тамошней церкви, тоже был заблаговременно разрушен (поставлен на ремонт в такое время, что к юбилею окончить его было никак не успеть).
Далее, по той же улице Гоголя (бывшей Ивановской), находится филармония, где тоже можно было бы провести по крайней мере часть гоголевских юбилейных торжеств. Так что вы думаете? — в конце февраля нынешнего года, буквально днями, она… сгорела. Одни злые языки, комментируя событие, заявляли, что власти ее специально сожгли, чтобы и теоретически негде было проводить в Полтаве «мероприятий по Гоголю». Другие, не менее злые, уверяют, что сам Гоголь против чествований его в современной Полтаве, поэтому и возразил этим пожаром. Как аргумент приводится то обстоятельство, что «пыхнуло» и увело с дымом лучший зал филармонии во время репетиций чего-то гоголевского…
А вообще-то ни для кого в Полтаве не секрет, что на уровне властей Гоголя здесь никогда не любили, не любят и любить, видимо, не будут — поскольку большинство героев его бессмертного «Ревизора» и не менее бессмертных «Мертвых душ» списано именно с полтавских чиновников (тому есть несчетное количество подтверждений и у В. Вересаева («Гоголь в жизни»), и у
И. Золотусского («Н.В. Гоголь» в серии «Жизнь замечательных людей»), и у одного из первых биографов писателя — П. Кулиша (1857 год), и у других. Ведь Полтава была единственным губернским городом, в котором Гоголь жил сколько-нибудь продолжительное время. Как полтавчанин, могу вас заверить: действительно живы здесь и чичиковы, которые так же настойчиво покупают «мертвых душ» (правда, лишь на время выборов, в виде электората), и свои собакевичи с ноздревыми, и коробочки с плюшкиными. А также, а также, а также…
Периодически Полтаву «разводят» всевозможные хлестаковы, и не переводятся в ней те же умные на вид, но простофили по своей сути городничие; «Игроки» вживую ставятся в подвалах казино (размещающемся по воле рока в прежнем «Просветительном здании имени Гоголя» — чем не ирония судьбы высшей пробы?), а глава госадминистрации просто «тащится», как ныне принято говорить, когда его в СМИ или непосредственно именуют «губернатором» (официально такой должности в Украине нет). Как при этом любить Гоголя, если он их всех высмеял наперед (за двести лет можно уже ручаться!).

Гоголь и украинскими националистами ненавидим. Ведь что удумал: через слово у него написано «русская земля», «русский дух», «русский характер» (все то, что литературный диверсант Малкович заменил на «український», «козацький» и т.д.). Подумать только: Шевченко не решился. Кулиш не посягал. «Пчілки-Барвінки-Українки» десятой дорогой обходили. Но образованность упала, нравственность рухнула, безнаказанность разрослась до невиданных размеров — и вот вам, Нью-Гоголь от Малковича. «А що, з галіцизмами він значно краще сприймається...»
Тем удивительнее, можно даже сказать — небывалее оказалась новость, которая в качестве сенсации (кто понимает) пролетела над необозримыми полями «Internet». Подумать только, Мыкола Томенко, вице-спикер Верховной Рады, начал «размещать во многих городах страны социальную рекламу «Гоголь об Украине».
Это известие стало столь же неожиданным, как если бы Усама Бен Ладен лично подал свою заявку на постройку новых башен-близнецов в Нью-Йорке. Или то, что вождь племени людоедов со страшных Соломоновых островов возглавил объединенный индийско-океанский толстовский отряд вегетарианцев. Что НАТО преобразовано в аграрно-животноводческое объединение «Свет Ильича» со штаб-квартирой — прошу прощения, правлением — в селе Халявине Черниговской области.
«Социальную рекламу «Гоголь об Украине» начнут размещать с марта во многих городах Украины», — сообщает ИА «Росбалт». Об этом, дескать, сообщил сам «пан Мыкола». Правда, «в чем цель данной акции, Томенко не пояснил»,— дополняет ту же информацию сайт ReklamaMaster.сom.
Не впервой русским СМИ попадаться на удочку помаранчевых властей, в виде наживки цепляющих с виду привлекательную приманку. На опытный глаз, правда, и в этой скупой заметке есть бездна простора для рассуждений: словам в ней как-то не по-интернетски тесно, а мыслям действительно просторно. Упомянут не всуе удобно подвернувшийся сами знаете кто (или что), охвативший всю планету: «По словам Томенко, из-за финансового кризиса украинское государство не реализовало все бюджетные программы, принятые в связи с празднованием двухсотлетнего юбилея Николая Гоголя». Уместно спросить: а если бы о юбилее вспомнили не сейчас, а начали строиться в прошлогодний снег (раз по другому не могут), когда ни о каких кризисах еще не знали — все бы программы реализовали? И какие именно? Гуманности ради рассказали бы, Мыколо Володимировичу, что за грандиозные дела замышляли в правительстве «по Гоголю». Или это тоже — «державна таємниця»?
Второе. Оно как бы и не пристало напоминать якобы ученому со степенью, выпускнику номинально двух высших учебных заведений (в былое время над такими подтрунивали: трудный ученик, одного вуза, чтобы научить, оказалось мало — сейчас этим гордятся): никакой Украины во времена Гоголя не существовало; Гоголь был не фантаст («Отечество славлю, которое есть, но трижды которое будет» — это не Гоголь, это другой поэт). Так о чем речь? Или Томенко начитался Гоголя в «перекладі» Малковича? Какая такая «Гоголевская Украина», если не жонглировать и манипулировать, а быть терминологически точным? «Ви ж наче історик, Миколо Володимировичу».
И наконец — откровенная хохма: «В канун юбилея писателя кампанию социальной рекламы проведет благотворительный фонд «Справедливая страна»,— сообщает Томенко через Интернет.
Позволительно спросить: а это какая такая «Справедливая страна» имеется в виду? Незалежна Украина, что ли? Где сейчас снизу режут зарплаты, сверху душат ценами и тарифами, а что случайно останется у человека в карманах — то отбирают в засадах подчистую неутомимые орлы Луценко («європейські штрафи»), после чего водители вешаются или, как вариант, забрасывают «ментолетные муссоршмитты» бутылками с «коктейлем Молотова» (свежие новости из «Интернет»…)
Да, никакого чувства гоголевского юмора нет у пана Мыколы Томенка: назови он свой фонд, скажем, «Товариществом восхищенных малюток» (как у Диккенса) — и не было бы тех проблем.
Еще одну сенсацию преподнес в эти мутные дни и голова Полтавской облгосадминистрации Валерий Асадчев.
Вполне понятный и предсказуемый в прошлом человек. Цельный, можно сказать. Неутомимый популяризатор Симона Петлюры. «Зайда»,— по терминологии председателя облсовета Александра Удовиченко. Погромщику и бандиту, свойством с которым стеснялись многие поколения полтавчан, врыл возле полтавского «Белого дома» гранитную «брилу» с надписью, что «здесь-де будет памятник сооружен». Еле снести удалось его в соответствии с решением суда. Улицу обещал переименовать в петлюровскую, да как-то обошлось.
Потом чествовал, как сверху велели, Шухевича — «типуса бовинуса», как говорят врачи, аналогичного предыдущему герою, и тоже с руками по локоть в крови.
Организовывал, как велели в администрации Президента, все прочее: и пропаганду НАТО, и выставки-реабилитации ОУН-УПА. Немерянные усилия приложил, абы впихнуть в Полтаву идолище Мазепы: обольщал, яко древний Змий, румяным яблочком в виде крупной субвенции из бюджета за оную диверсию.
Не менее упорно отстаивал идею установки в Полтаве памятника Карлу XII — зимой и весной 1709 года усеявшем виселицами всю дорогу от Гадяча до Полтавы и выпалившим села от Рашевки до Ковалевки, а вширь — от Лохвицы до Мурафы. Как такому памятник-то не установить?
И вдруг — именно, что вдруг — и этот неутомимый плакальщик по Крутам, Батурину, «Голодомору» и другим разрушающим сознание политико-фантастическим импортным (заморским) проектам внезапно и вдруг дает деньги на… издание книги о Гоголе. С ума сойти…

Однако вы ошибаетесь, читатель, если думаете, что речь идет о массовом тиражировании произведений Гоголя (при случае заметим, что с самого начала ХХ века издатели просто завалили страну произведениями классика русской литературы) — начиная от полных собраний до копеечных «народных» изданий отдельных произведений. В самые трудные для страны годы — подъема народного хозяйства и Великой Отечественной войны — Гоголь, как никто, всегда был широко издаваем, всегда находился не только в строю, но и на переднем крае. «Нэзалежна Украина», на словах декларируя невиданный подъем духовности, на деле пользуется в библиотеках и личном быту книжками Гоголя, изданными в те, «типа проклятые» годы «колониального», по словам Ющенка, прошлого. Как проедается без восполнения вся система коммунального хозяйства и промышленности, созданная во времена СССР, так и культурные ценности — в данном случае произведения Гоголя — работают еще те, созданные трудом книжных художников (слышу удивленный возглас укрнезалежного обывателя: «А що це таке? А навищо? У нас же йэ компутер»), полиграфистов и распространителей ныне убитой системы книготоргов.
Так вот. Вместо того чтобы удивить мир новым оригинальным изданием произведений
Николая Васильевича Гоголя, осуществленным на родине писателя, Валерий Асадчев профинансировал репринт альбома «Гоголевские места на Полтавщине», осуществленного сто лет назад известнейшим полтавским фотографом Йозефом Хмелевским.
Тоже не лишенное интереса мероприятие: данный альбом давно стал библиографической редкостью. Но репринт (то есть точное повторение) получился своеобразным: сначала на титульной странице Гоголя несколько потеснил автор альбома Хмелевский, но затем их обоих резко обошел, выйдя вперед… фотопортрет самого Валерия Асадчева.
Кстати, польский консул, которому книгоиздатели предложили поучаствовать в издании альбома Йозефа Хмелевского «Гоголевские места на Полтавщине» на тех же условиях: окажите помощь, и мы поместим ваш портрет в книге, денег пообещал дать, но изумился самой постановкой вопроса:
— Мой портрет в книге? А какое я имею право помещать его там?
Гляди: соображает! В отличие от некоторых «типа наших».

Юрий Погода,
писатель, историк, член общественных Комитетов «Русский Гоголь» и «Полтава-300».

Православное информагентство «Русская
линия» — www.rusk.ru

21.03.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: