Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возвращаясь к напечатанному

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Возвращаясь к напечатанному
Танки грязи не боятся!
А чиновники?

5 марта. Группа чиновников Луганского горсовета, освободив свои творческие силы от заточки карандашей и решения назойливых, как мухи, городских проблем, вооружилась тяжелой техникой и под предводительством первого заместителя городского головы Манолиса Пилавова попыталась бросить их на алтарь дела реставрации. (Читайте «Нашу
газету» за 7 марта с.г.).






Уж не путепровод ли к пивному заводу решили реставрировать? Помните, его по осени после реконструкции открывали? Гром победы раздавался. Улыбался чудный мэр! Не прошло и полгода. Прошвырнитесь по путепроводу… Штукатурка — коржами обваливается. Краска — пластами отслаивается.
Нет, не на очередной макияж путепровода мобилизовались творческие силы горсовета. На передислокацию с дальнейшей реставрацией немых участников граждан-ской войны — английских танков, застывших с тыльной стороны областного краеведческого музея.
Танки и журналисты были свидетелями легкой словесной перепалки между общественностью, озабоченной долей историко-технических раритетов, и чиновниками — причем чиновниками городского и областного уровней. Чиновники города уехали. Не солоно хлебавши.
А 6 марта разродилась сообщением пресс-служба горсовета: «Луганским городским советом была предпринята попытка демонтажа и вывоза английских танков времен Гражданской войны Mark-V, установленных возле Краеведческого музея для проведения ремонтно-восстановительных работ на предприятии «Лугансктепловоз». Однако проведению работ помешали представители Луганской областной администрации и общественных организаций, которые высказались против вывоза танков на реконструкцию, ссылаясь на отсутствие у городских властей технической документации на демонтаж. В результате работы были перенесены на другой срок.
Первый заместитель Луганского городского головы Манолис Пилавов заявил: «Если говорить о той ситуации, которая имела место, хочу отметить, что мы не ожидали такой реакции со стороны облгосадминистрации. У нас есть все необходимые материалы, связанные с реставрацией этих танков. Мы получили от Всемирного музея танков необходимые консультации и знаем, как проводить реконструкцию. Уже сегодня мы заключили договор с заводом, который в свое время занимался строительством танков, а потому имеет для ремонта этих боевых машин все необходимое. Там есть специалисты, которые обладают всеми соответствующими навыками и знакомы с теми технологиями, которые позволят им провести реставрацию так, как того требуют условия. Думаю, в ближайшее время мы урегулируем вопросы с бумагами, и танки будут перевезены на территорию завода, где будут восстановлены и займут то достойное место, которое соответствует их историческому статусу и которое изначально было им определено — станут частью мемориального комплекса «Борцам революции».
Таков монолог Манолиса Пилавова. Прокомментируем?
Первое. Танки на ОР делали? Не делали! В период Великой Отечественной войны завод, работая для фронта, наладил производство минометов, автоматов, башен для Т-34 — доведя ежемесячный выпуск до 300 штук. Правда, в мирное уже время делали «амфибии» — но это несколько иное. Азы истории градообразующего предприятия заму, хоть и первому, знать не обязательно?
Второе. Что, все-таки, планирует горсовет: ремонт? реконструкцию? реставрацию? Это даже не две, как говорят в Одессе, а три больших разницы!
Третье. Получили от Всемирного музея танков необходимые консультации? Заключили договор с заводом? А в столице Украины «добром» заручились?
По танковому вопросу побывал в областном управлении культуры и туризма. Беседовал с его начальником Ириной Григорьевой и главным специалистом отдела туризма и охраны культурного наследия Натальей Кравцовой. О главном.
Танки, как и человек, имеют паспорт. «Англичане» — памятник Национального значения. Взяты на учет Постановлением Совета Министров УССР от 21 июля 1965 года. № 711. Любые действия в отношении памятников Национального значения (перемещение, реставрация) возможны только после разрешения Кабинета Министров и на основании экспертной оценки, которую проводит специализированное предприятие в Киеве. Без этого инициатива горсовета по перемещению танков ничем не отличается от инициативы автоугонщика переместить персональный автомобиль Пилавова в нужном угонщику направлении.
Четвертое. В ближайшее время, как заявлено, горсовет собирается «урегулировать вопросы с бумагами». Этим подтверждается тот факт, что перемещать танки рискнули без документов. А если бы при отрыве от грунта или транспортировке раритеты развалились? Кто бы ответ держал за разбитую технику, цена которой несопоставима со стоимостью всего автопарка Луганского горсовета? Чиновники? Держите карман шире! Наши чиновники (как малолетние дети) ни за что не отвечают. Стрелочника бы нашли. Водителя или крановщика…
Пострадать «англичане» могли запросто: краном грузоподъемностью 30 тонн пытались поднять экспонаты весом в 32 тонны, платформа, предназначавшаяся для транспортировки танков, была на 600 мм уже самих машин…
Городская власть операцию-передислокацию попыталась провести без документов. Бумаги, мол, будут потом… Чем, в таком случае, чиновники отличаются от толстосумов, сначала что-то строящих, а уж потом нужными бумагами заручающихся?
И еще один «пикантный» момент. О том, что танки будут «реставрировать и переставлять», средства массовой информации писали давно. То есть решение Луганского горсовета не спонтанно. Кто должен был готовить документы по данному вопросу? Правильно, отдел культуры горсовета. Кто тогда возглавлял отдел культуры? Нынешний глава областного управления культуры и туризма Ирина Григорьева. Тут напрашивается сразу несколько вопросов. Первый: решение «по танкам» горисполком принимал без «культуры». Тогда что у нас за решения? Или решения исполкома вообще нет? (Что у нас за исполком?) Второй: у «культуры городской» тогда было иное мнение, чем сейчас — у «культуры областной» — в одном и том же лице. Тогда что у нас за чиновники, меняющие точку зрения в зависимости от точки сидения? Третий: «культура» все знала, боролась, но… Но решила промолчать, так как сверху «иное мнение». Этот вариант самый мрачный. Он, кстати, объясняет многое из того, что ныне происходит в стране.
За танками забор. За забором стройка. В августе прошлого года городской голова Сергей Кравченко говорил: «Там строится фонтанный комплекс, а внизу — галерея. Проект за-стройщики прошли еще до нас, и все согласования у них есть».
Согласования-то есть… В областном управлении культуры и туризма растолковали, что памятники имеют охранную зону. Танки не исключение. Не исключение и выше расположенные бюсты героев гражданской войны. Решение исполкома Ворошиловградского городского совета народных депутатов от 21.07.87 г., № 254 об
утверждении охранных зон никто не отменял. Однако в сквере, где расположены и танки, и бюсты, идет строительство. Отдел по вопросам охраны культурного наследия Луганского горсовета отказывался давать «добро» на застройку. Суд обязал… (Что у нас за суды?)
Стоят за музеем английские танки. Их — всего ничего уцелело. Стоят в Харькове (его при реставрации повредили), в Архангельске (отреставрировали на оборонном заводе), в Кубинке под Москвой, в Луганске. Немые свидетели гражданской войны.
Первое сражение с участием танков в Донбассе произошло не в Великую Отечественную. 2 июня 1919 года три английских танка из конного корпуса Андрея Шкуро вступили в бой в районе Попасной с бронепоездом красных «Углекоп». Танки подбили, но нескольким уцелевшим офицерам из экипажей удалось взорвать платформу бронепоезда с боеприпасами. Погибли все — и белые, и красные. В 1965-м на могиле красных-моряков-балтийцев воздвигнут памятник.
Подбитые танки белые восстановят. Перебросят на юг. Последний бой «англичане» с русскими экипажами примут 12 марта 1920 года в Новороссийске. Сражение за город белые проиграли. Спешно грузились на суда. Финальная сцена из мемуаров белогвардейского офицера Георгия Венуса «Война и люди»: «Мимо пристани прошли три танка. На мгновенье остановились, потом вновь двинулись вперед и, медленно, точно ощупью найдя отлогий спуск, пошли по отмели в воду. Над танками, гулко ударившись в горбатую броню, кувырнулись волны. Кувырнувшись, они вновь вы-прямились и побежали дальше, такие же пологие и ровные».
Куда английские танки пойдут теперь? На реставрацию? Не окажется ли она покраской и навариванием латок? Пройдите по отреставрированному путепроводу! Штукатурка — коржами отваливается. Краска — пластами отслаивается. Не прошло и
полгода…

Юрий Чепурнов.
12.03.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: