Сегодня

Не в профессии дело

0
Не в профессии дело
Не в профессии дело

Язык все-таки консервативней жизни. Начальник, директор, инженер, мастер, маркшейдер, машинист — эти, как и многие другие профессии и должности, закрепились в нашей речи за сильным полом, хотя уже давно привычной повседневностью стали женщины, владеющие подобными профессиями и занимающие подобные должности.
Так и шахта, в массовом представлении, считается предприятием сугубо мужским. Но — как сказать… Если на «Должанской-Капитальной», скажем, почти из четырех тысяч работающих примерно пятая часть —женщины, то не так уж это сугубо. Причем работают должанские дамы не только в ламповой или бане, в офисе или столовой, что традиционно, но и на таких рабочих местах, где… Впрочем, судите сами.




«Взрываем по паспорту»
Знакомьтесь: Татьяна Афонина, начальник участка буровзрывных работ шахты «Должанская-Капитальная» ГП «Свердловантрацит». С буровзрывным делом связано более четверти века, а вообще с угледобывающей промышленностью — намного дольше.
— Училась я, — рассказывает Татьяна Анатольевна, — в Новочеркасском политехническом институте, на отделении «Строительство подземных сооружений и шахт». Вначале на стационаре, потом вышла замуж, перешла на заочный. На шахте «Одесская», которая затем вошла в состав «Должанской-Капитальной», я с февраля 1976 года.
Говорят, то, что предначертано судьбой, не обойдешь и не объедешь. Молоденькую Таню приняли на шахту учеником связи. Казалось бы, могла бы и дальше делать карьеру телефонистки. Но когда заочница окончила три курса, ее перевели горным мастером участка вентиляции и техники безопасности. Спуски в шахту стали для нее ежесменной обязанностью.
— До 1981 года, — уточняет собеседница. — Тогда, накануне 8 Марта, в трудовое законодательство было внесено положение об ограничении женского труда в подземных условиях. Женщин стали выводить из шахт, и меня перевели на участок буровзрывных работ. А поскольку у меня высшее горное образование, то назначили помощником начальника участка.
— Отвечали за материальную часть?
— Нет, за взрывные работы.
— Значит, в шахту продолжаете ходить?
— Конечно. Тогда, с 81-го, норма у меня была восемнадцать спусков, сейчас — двенадцать. Четвертый год работаю начальником участка.
Вести буровзрывные работы вообще, а под землей особенно, исключительно ответственно. Надо взорвать точно то, что нужно, и не взорвать того, что не нужно. В шахте при этом свое веское слово говорят горно-геологические условия, порой трудно предсказуемые. Да и вообще постоянно иметь дело со взрывчатыми веществами — риск такой же постоянный. К сожалению, жизнь порой преподносит жестокие доказательства тому, что малейшая небрежность в обращении с ними ведет к трагедии. Впрочем, на эти мои преимущественно эмоциональные сентенции Татьяна Анатольевна со спокойной улыбкой отвечает:
— Работаем строго по правилам и по паспорту ведения буровзрывных работ.
— Что они собой представляют? Расскажите непосвященным читателям газеты.
— Машинами бурятся шпуры, в них закладывается взрывчатка и производится взрыв.
— Для вас это нормальная работа? Что борщ сварить, что кусок подземного пласта отвалить...
— Ну, я-то не валю, для этого есть мастера-взрывники. Мое дело — разработать паспорт и контролировать, чтобы работы велись строго по паспорту. И так организовать коллектив участка, чтобы обеспечить всех добычников и проходчиков фронтом работ.
У Татьяны Афониной 92 подчиненных, все мужчины. Такая себе рота и ее командир. Командовать, впрочем, тем более крепкими словами — не в ее стиле. «Я требовать могу, но я мягкосердечная» — признается. И переживает день и ночь за тем, как там ее люди, в четыре смены работающие. И доброй, и строгой бывает с ними — вполне закономерно на участке ее называют матерью. А на другой работе Татьяна Анатольевна себя и не представляет. Как и ее родные дети, уже взрослые, выучившиеся, двоих внуков недавно ей подарившие.

Дорога ее жизни
А внук другой нашей героини — Веры Матвеенко уже оформляется на работу на «Должанскую-Капитальную». Внучка пока в школе учится. Одна дочь — педагог, кандидат в мастера спорта, работает тренером по спортивной гимнастике, другая имеет медицинское и экономическое образование, инспектор-ревизор налоговой службы.
— Если бы я была писателем, — отвечает Вера Андреевна на мой вопрос о судьбе, — то написала бы книгу, например «Дорога моей жизни»…
Дорога эта в самом деле была нелегкой, но очень насыщенной. Жили в селе, в Хмельницкой области. Мама умерла, когда девочка только пошла в школу. Семеро детей остались сиротами, Вера была шестой, самый старший брат служил в то время в армии. Потом переехали старшие братья-сестры на Донбасс, в Свердловск, и она вслед за ними.
— В шестнадцать лет уже начала работать на строительстве дорог, — вспоминает. — Не хотели меня брать, потому что была маленькая, щупленькая. Как сегодня помню: пришли мы туда вдвоем, и другую девочку взяли охотно, она была рослой, крепкой. Но через неделю бросила работу, а я осталась в дорожном строительстве почти на 38 лет…
Там и прошла путь от дорожной рабочей до начальника участка райдорстроя. Отвечала за капитальное строительство. Окончила вуз, получив специальность инженера-механика. Пятнадцать лет назад трагически погиб муж Веры Андреевны, и вынуждена она была оставить свою работу. Пришла на шахту, готова была трудиться где угодно, только не на руководящей должности. А ее ей и предложили вскоре. Отказывалась раза два, на третий уже не могла.
Участок, которым восемь лет руководит Вера Матвеенко, называется поверхностным комплексом. Добавим для ясности: производственно-техническим комплексом, не бытовым или каким-либо иным, более женским, скажем так. Это большой цех в пять пролетов с воротами на четыре стороны. В одни въезжает электровоз, другие — выход на мехцех, третьи — для автотранспорта, четвертые — на спуск в шахту.
— На участке работают 34 человека — доставщики, кладовщики, крановщики, мастера, поверхностные горные рабочие, — рассказывает Вера Андреевна, знакомя нас со своим хозяйством. — Все, что поступает на шахту — материалы, оборудование, лесоматериалы — все проходит через наш участок, через наши руки. Выгружается, складируется, отправляется в шахту. И все, что выходит оттуда: «бэушное» оборудование, порода, хлам всевозможный… Оборудование перебирается, отправляется в металлолом или готовится в ремонт.
Ответственность начальника участка большая. Во-первых, за людей, которые работают в сложных условиях, во-вторых, за то, чтобы в шахту всегда все попадало вовремя, четко по разнарядке. Работает поверхностный комплекс круглосуточно и в выходные, и в праздники.
— Бывает, — говорит начальник участка, — и на себя приходится брать решения, когда на шахте нет руководства. Допустим, ночью авария под землей, и нужны там двигатель, насос или какая-то запчасть. Склады закрыты, хотя работает дежурное звено. Звонят мне: «Вера Андреевна, нужно то-то и то-то». Я сразу кладовщика вызываю, мастеру даю команду, чтобы подключали начальника смены, горного диспетчера и охрану, даю разрешение открыть склад в присутствии нескольких человек, взять там нужное оборудование и немедленно грузить его в вагонетки. Ну а оформление документов происходит уже на следующий день…
— Самая большая сложность вашей работы в чем состоит?
— В том, я считаю, чтобы не допустить травматизма, потому что риск очень большой. Одновременно могут и мостовые краны работать, и разгрузка идти, и транспорт двигаться. Люди, конечно, самая большая ценность.
Именно на них Вера Андреевна попросила акцентировать в статье внимание — не на ней. И с большим уважением говорила о своих мастерах, на которых может во всем положиться, — Ирине Федай, Татьяне Казьминой, Светлане Радивиловой, Татьяне Калентаровой. О заведующей складом Светлане Ширяевой, у которой, например, по акту прошлогодней министерской ревизии на складах все сошлось «по нулям». То есть — абсолютный порядок. Крановщиков всех семерых — и опытных, и молодых — просила назвать начальник участка: Тамару Портнову, Ольгу Волохову, Нину Сиренко, Галину Семину, Марину Панасову, Светлану Гончаренко, Ольгу Ерохину.
Да, вы правильно подумали: большинство на участке — женщины, но даже их всех здесь не перечислить, газетная площадь не позволяет…
В своем коллективе Вера Матвеенко старается создавать и поддерживать спокойную доброжелательную атмосферу, культивирует взаимное понимание и уважение. Зачем повышать голос, если человек лучше поймет и примет, когда с ним по-доброму? Вот это и есть женский подход, эффективный на любой работе. Но не у всех для него хватает силы.

Женсовету по силам
На шахте «Должанская-Капитальная», конечно же, есть женсовет. Последние годы возглавляет его Татьяна Попова, инженер-программист отдела АСУ. По окончании Донецкого госуниверситета, где изучала прикладную математику, и недолгой работы по распределению в Запорожье вернулась в родной и любимый город Свердловск. На шахту пришла 28 лет назад.
В те времена «Должанка» была уникальна не только своими масштабами, но и технической вооруженностью. АСУ, автоматизированный табельный учет, вообще вычислительные машины для шахт тогда были внове. Это сейчас компьютеры уже едва ли не в каждом кабинете, а Татьяна Николаевна стояла у истоков этого процесса, была увлечена работой. Неудивительно, что и дочь ее выбрала и тот же вуз, и ту же специальность, и уже десять лет работает в том же отделе. «Сейчас в декретном отпуске, родила мне внучечку» — улыбается Татьяна Николаевна.
Что же касается роли и места в коллективе шахты работающих здесь представительниц прекрасного пола, то председатель женсовета для примера перечисляет занимаемые ими руководящие посты. К двум уже знакомым нам начальникам участков добавляет еще Наталью Кузьменко, начальника мехцеха. И дальше: главный экономист, главный нормировщик, главный бухгалтер, начальник планового отдела…
— Женсовет у нас существовал всегда, сколько себя помню, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Разные мероприятия организовывались им, выставки-продажи, женщины свое кулинарное искусство демонстрировали. Но в трудные для коллектива периоды мы понимали, что должны горой стать за наших мужчин. Поэтому решили зарегистрировать нашу женскую общественную организацию как юридическое лицо. Теперь наши официальные письма в парламент или в правительство имеют иной вес и звучание.
Работает женсовет в тесном контакте с профсоюзной организацией. Она, например, всецело поддержала инициативу женщин по созданию на шахте спортивно-оздоровительного центра, и ныне им шахта гордится. В админкорпусе предприятия работают также сберкасса, парикмахерская, медпункт, отличные бани, сияющая новым кафелем и современной сантехникой комната гигиены женщин. Забота о людях и хозяйственная женская рука чувствуется едва ли не на каждом шагу. О традициях коллектива, о праздниках, которые здесь устраиваются, о том, как духовой оркестр встречает горняков, идущих на смену, «НГ» и другие СМИ не раз уже писали, повторяться не будем. А вот еще одна красноречивая деталь.
— Мы приезжаем на работу рано, без двадцати семь, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Что делать молодым мамам, если садики и ясли в это время еще закрыты? Мы вышли к руководству шахты с просьбой, чтобы специально для таких женщин был выделен автобус на час позже, они согласны работать без перерыва. Это сделано, и мамам теперь не приходится платить кому-то только за то, чтобы отвести малышей в садики.
У шахтного женсовета также большой опыт благотворительной работы. И горняки всегда откликаются на призывы активисток то ли старые вещи приносить из дому, чтобы через Красный Крест они попали тем, кто в них нуждается, то ли деньги собрать на подарки воспитанникам подшефного Бирюковского интерната или других подобных заведений.
Женщин на шахте уважают, женсовет имеет здесь заслуженный авторитет. Десять лет возглавлявший предприятие Николай Никишин всячески поддерживал эту атмосферу взаимопонимания и внимания к потребностям людей. Нынешний директор Сергей Мельник, поздравляя через «НГ» работниц шахты с 8 Марта, тоже справедливо заметил: каждый сотрудник вносит свою лепту в общий успех коллектива, и как без директора шахта не может, так и без уборщицы, к примеру. А тем более, если женщины занимают такие ключевые позиции в жизни предприятия.
У «должанцев» же нынче этот общий успех есть. После трудного 2008-го, когда сложные горно-геологические условия немного отодвинули шахту от привычного лидерства, с начала этого года коллектив вновь идет с перевыполнением плана, наращивая при этом темп. И, несмотря на трудности кризисного периода, традиционные подарки каждая из работающих женщин перед праздником уже получила. Плюс к тем теплым словам самых лучших пожеланий, которыми осыпали их в эти дни их коллеги и к которым с удовольствием присоединяемся и мы.
Будьте счастливы, женщины всех профессий! Постарайтесь быть счастливыми!


Зоя ПУТРЕНКО.

7.03.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: