Сегодня

НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Не женское это дело...

0
НАША ГАЗЕТА | Архив 2007-2010 - Не женское это дело...
«Хотелось бы увидеть моих мальчишек…»

Две недели назад по случаю Дня защитника Отечества в Луганске состоялось торжественное вручение государственных и областных наград ветеранам военной службы и лучшим военнослужащим. Звучали и женские имена. Странно? На первый взгляд, да, но мы ведь с вами уже привыкли, что наши женщины «и коня на скаку остановят, и в горящую избу войдут». Запало тогда в память имя Лидии Соколовой из Станицы Луганской, награжденной орденом княгини Ольги III степени. Еще бы! Эта милая, скромная женщина возглавляет… районную организацию Украинского Союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов).
Казалось бы, как человек со столь мирной профессией — Лидия Сергеевна работает директором Станично-Луганской централизованной библиотечной системы — может иметь отношение к войне? Это был второй вопрос, который мы задали сидя в тиши библиотеки. А первый — почему именно ей мужчины-«афганцы» доверили стать лидером в их сообществе? И замерли в ожидании ответов...




По разному складывается человеческая судьба, сплетает причудливые узоры и испытывает человека на прочность. Лидия Сергеевна пробыла в Афганистане два года. Домой вернулась в 1987 году. Тогда при райкоме комсомола уже был совет воинов-интернационалистов из числа тех, кто прошел дорогами войны в мирное время. И Лидия Сергеевна вошла в его состав. Когда образовалась областная организация, станичане вошли в нее как районное отделение.
В ее нынешнем виде районная организация была создана 12 июня 1992 года, утвержден Устав. И уже с 1994 года воины-интернационалисты (в Станично-Луганском районе проживает 157 человек, прошедших Афганистан) выбрали Лидию Соколову председателем своей организации.
— Жизнь подтолкнула нас к созданию такой организации. Нам надо было объединяться для решения своих бытовых проблем. В первую очередь — жилищных, так как у многих ребят-«афганцев» не было своего угла. Это как раз было начало 90-х годов. Услышали по радио, что в Киеве создается МЖК именно по оказанию помощи таким ребятам, и тоже решились на подобный шаг.
Нехорошо это, когда люди должны бороться за свои права. Если они (эти самые права) есть, то они должны выполняться. И всё, точка.
— Почему я согласилась возглавить нашу организацию и продвигать решение квартирного вопроса? — переспрашивает собеседница. — Давайте я вот с чего начну рассказ: в Афганистане, в полку нас было всего шесть женщин. И три тысячи мужчин. Полк стоял в местечке Руха в Панджшере, там, где пересечение караванных путей. Знаменитое Панджшерское ущелье. Самая крупная, самая громкая операция афганской войны. «Афганцам» это о многом говорит...
До этого Лидия Соколова два года стояла на учете в военкомате — хотела поехать работать за границу в наши воинские части в качестве служащей Советской Армии, точнее — по специальности, библиотекарем. Когда предложили на выбор — Польшу или Германию, то она отказалась. Хотела в Афганистан, выполнять интернациональный долг. Пропагандистская машина тогда работала отменно. Непоказушный патриотизм переполнял молодых людей.
— Помню, на железнодорожной станции Ольховая увидела остановившийся эшелон, который был полон мальчишек-новобранцев. Женщины выносили им хлеб, что-то из еды. Уже слух шел: «Афганистан… Афганистан…». У меня созрело решение — и мне надо туда!
Дождалась. 27 марта 1985 года отметила день рождения — праздник стал и проводами. «Никто не знал, что меня там ждет. Информации тогда мало было. Те, кто возвратился оттуда, особо не любили распространяться на тему войны».
Нелетная погода на сутки задержала вылет самолета из Луганска в Ташкент. Прибытие же в столицу солнечного Узбекистана означало лишь промежуточный этап, который затянулся на добрую неделю. Такие же пересыльные, как Соколова, спали на стульях, на столах в неприспособленных помещениях. И ждали, когда прозвучит команда грузиться на самолет.
— Там же мы впервые увидели тех, кто возвращался из отпуска в расположение своих частей. Они кидались в объятия друг друга, и так легко произносили названия чужих, еще незнакомых нам названий городов. Мы удивлялись — как они их выговаривают?! И еще тогда отметили, как они искренне рады встречам. По союзным меркам трудно было передать те чувства, которые испытывали все, кто прошел через горнило афганской войны. Это особый уровень дружбы, взаимовыручки, трепетного отношения к человеческой жизни.

...Натужно гудя, транспортный самолет набрал заданную высоту, пересек государственную границу, и через шесть часов полета приземлился в Кабуле. Еще вчера мирные граждане очутились в другом измерении. Здесь, при сокрушительной жаре и повышенной влажности, предстояло нести службу и выполнять свою работу.
— Сидим ждем, когда нас заберут на очередную пересылку или «покупатель» в часть. На небе ни облачка, но слышим какой-то гул, раскат грома почти над головой, потом — еще один. Подумали, откуда гроза? Последовал оглушительный удар, а потом еще. Город подвергался обстрелу. Так мы начали знакомиться с особенностями местной жизни, — делилась первыми впечатлениями от пребывания на чужой земле Соколова.
Наконец-то вертолет доставил нашу героиню и еще одну девушку в полуразрушенное местечко Руха, где стоял нужный им полк. Встретили их хорошо, баню истопили, поселили в дувалы (местное жилище).
Библиотека — новое место работы Лидии Сергеевны — тоже располагалась в дувале. Книг немного, но были представлены писатели самых разных национальностей — полк в прямом смысле слова был интернациональный. «А на узбекском языке книги есть? А на таджикском? Молдавском»? — спрашивали ребята. Понятно, что в таких отдаленных полках, как наш, на многообразие литературы рассчитывать не приходилось, хотя получали и новые книги, — вспоминала библиотекарь с «военным стажем». — Но в то же время много книг поступало в качестве подарка «доблестным советским воинам от комсомольцев или школьников такого-то города, поселка». Мы проводили диспуты, обзоры литературы, писателям разных народов посвящали декады. Ехала туда, взяла с собой томик Юлии Друниной и стихи Константина Симонова. Знаете, там как-то по-новому книги открывались, по-иному произведения прочитывались».
Читать солдатам удавалось между боевыми операциями. А в горах, на постах боевого охранения военнослужащие могли находиться до девяти месяцев, поэтому за счастье считалось нахождение среди них хорошего рассказчика, который длинными темными вечерами мог читать стихи на память или пересказывать прочитанные книги.
— Мы относились к ним как старшие сестры, как матери — самой молодой из нас было 25 лет, были и те, кому за сорок. А эти мальчишки, еще вчерашние школьники, прилетали такие угловатые, растерянные. При первом обстреле не знали что делать, куда бежать, а в 85-м году, скажу я вам, обстрелы были почти каждый день. Правда, земляки помогали «своим» осваиваться, брали под опеку — там землячество ох как ценилось! Зато какие они потом уезжали домой! Возмужавшие, крепкие, повидавшие такое, что в Союзе и за всю жизнь не увидишь.
По-женски понимая, как волнуются их домашние из-за отсутствия писем, постоянно напоминали, чтобы они находили время и черкнули хоть пару строк своим матерям. Сложнее было вернуть веру в парней, чьи девушки не захотели ждать, пока закончится служба, и прекращали писать письма. Для таких ребят искали особые слова. И находили.

Офицеры и солдаты в свою очередь тоже пытались уберечь женщин — не уставали предупреждать, что нельзя выходить за пределы ограждения, даже если очень хочется собрать букет из красивых цветов: везде могут быть мины. «Вернувшись домой, я еще очень долго боялась ходить по траве — а вдруг и там мины!?». Это сейчас Лидия Сергеевна относительно спокойно рассказывает нам о той войне. Хотя нет-нет, да и набегут слезы на глаза, когда вспомнит об увиденных ею первых убитых и раненых (сказали: «надо привыкать»), и как первый раз увидела на аэродроме высокую гору ящиков — печально известный «груз 200». Как боялись оказаться в плену у «духов», и как они только успевали охнуть, а дверь уже выбило после очередного обстрела или осколками «прошило» одежду в шкафу. (Кстати, в местном музее есть тематическая экспозиция, посвященная воинам-афганцам, на которой представлена посеченная осколками юбка Соколовой). Довелось ей и похоронки печатать на солдат, погибших в боях: «Уважаемые… Ваш сын, верный интернациональному долгу, погиб…».
Многие моменты в сегодняшней жизни она ассоциирует с событиями двадцатилетней давности. То же большое скопление деревянных ящиков…
— В 1984 году почти весь личный состав батальона погиб, осталось всего несколько ребят. «Королевским» называли тот батальон... Хорошие такие пацаны у нас были! Часто ко мне в библиотеку заходил Юра Соловей из Ленинграда, много рассказывал о своем родном и любимом городе. Очень любил читать Пушкина. Бывало, не успеет дочитать книгу, но принесет ее и попросит приберечь, не выдавать другим до его возвращения с боевых операций. Но однажды он не вернулся…

Может, вот эти материнские чувства — сберечь мальчишек, сохранить, укрыть от беды — остались и после возвращения на родину? Оттого и взялась Лидия Сергеевна помогать решать, да что там либеральничать — пробивать жилищные проблемы «афганцев», от которых государство уже начало если не отмахиваться, то забывать точно. Но в станице твердо решили строить «афганский» дом. И они его таки построили! Правда, через что им пришлось пройти, знают только они сами. Это был 1992-й год, везде им отказывали — денег нет
(у нас одна извечная проблема!). Поехали в Киев, где как раз шло распределение средств для МЖК этой категории граждан. Личное присутствие единственной женщины, возглавляющей районное отделение союза воинов-интернационалистов, возымело действие и станичане привезли даже несколько большую сумму, нежели рассчитывали. Строители тоже поверили Соколовой, и под ее честное слово о том, что деньги придут, руководитель областной строительной компании Валентин Михайлович Проценко дал добро на начало строительства. Создали МЖК «Саланг», на период стройки организовали дежурства и настроены были самым решительным образом пресекать любые попытки воровства стройматериалов. Вся история того периода отображена в протоколах собраний.
Новый, 1994-й год 11 бывших воинов-афганцев встречали в своих квартирах в новом доме.

...Ровно два года, от звонка до звонка, от апреля 1985 до апреля 1987 года служащая Советской Армии Лидия Соколова в составе 682-го мотострелкового пехотного полка честно исполнила свой долг. И ни разу не пожалела о сделанном выборе. Больше всего запомнились отношения между людьми, которые и сегодня ценятся выше всяких материальных благ. «Так хотелось бы увидеть всех моих мальчишек», — выдохнула Лидия Сергеевна, смахнув слезы...

Елена КОПТЕВА.
7.03.2009 г.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: