DataLife Engine > ПРОБЛЕМА > «Мы полгода без зарплаты!»

«Мы полгода без зарплаты!»


25-03-2014, 14:10. Разместил: slavik

Если закон — один для всех, то он — и для государства. И если оно не выполняет свои законодательно установленные обязательства перед другими субъектами правоотношений, с него и надо спрашивать. Но спрашивают с руководителей коммунальных предприятий, обложив их со всех сторон уголовными делами за задолженности по заработной плате. И делают это представители того самого государства, по вине которого и возникают данные долги. Зазеркалье какое-то получается...

 

Троллейбусы на приколе

 

В конце прошлой недели, с 13 по 15 марта, в Краснодоне троллейбусы не ходили. Как мы уже сообщали, коллектив КП «Краснодонское троллейбусное автотранспортное управление» остановил работу на трехдневную предупредительную забастовку. Остановил в рамках закона, пройдя все предусмотренные примирительные процедуры, которые, к сожалению, оказались безрезультатными.

 

В пятницу, 14 марта, мы побывали на этом предприятии. «Кто украл наши деньги!», «Заплатите за наш труд!» – такие от руки написанные лозунги встретили нас уже на его воротах. А в учебном классе на втором этаже админздания, где собрались бастующие, – еще два: «Мы полгода без зарплаты!» и «Расплатитесь за льготников!». Требования наемных работников: погасить задолженность по заработной плате, выплачивать ее и отпускные в предусмотренные КЗоТом сроки.

 

Председатель стачечного комитета водитель троллейбуса Наталья Кошель и другие труженики управления рассказали, что долги по зарплате на предприятии появились с октября 2012 года. С того времени она выдавалась с перебоями. На начало текущего месяца задолженность достигла почти 800 тысяч гривень, людям не платили с сентября прошлого года. Они долго терпели такую ситуацию, но бесконечно длиться она не могла. Многие за это время уволились: еще год назад на предприятии работало 180 человек, сейчас — 115. Ни руководство предприятия, ни руководство города не могли ответить им на простой вопрос: как жить без зарплаты?

 

-- Тем более что у нас многие работают семьями, — рассказывает Наталья Кошель. – Люди в такие аховские долги уже влезли, что не знают, как их отдавать. А кредитов сколько! Банки наше положение не интересует, они свое требуют... И за коммунальные услуги чем платить? Вот женщине свет обрезали за неуплату — от энергетиков тоже никаких уступок, даже на просьбы городского головы.

 

-- Мы к нему в начале февраля ходили, – продолжает другая собеседница. -- Он нам сказал, что 470 тысяч нам перевели из городского бюджета, но они, оказывается, зависли в казначействе, и город на это повлиять не может. Замкнутый круг. Такое ощущения, будто я сижу на паперти и побираюсь. Только вчера водителям зарплату за декабрь дали.

 

Начальник управления Александр Харченко позже нам пояснил: в силу сложившихся обстоятельств зарплату сейчас вынуждены выдавать каждый день из выручки от перевозки пассажиров. Выдают по очереди: сначала водителям, потом работникам депо и службы энергохозяйства, за ними — кондукторам и инженерно-техническим работникам. Начальник управления и главный инженер, по их словам, лишь на днях получили последнюю часть зарплаты за сентябрь.

 

Они в одной лодке — труженики управления, работающий на контракте с органом местного самоуправления их начальник и сам этот орган, который при всем желании может повлиять на решение проблем своего коммунального предприятия весьма незначительно. Чтобы это понять, давайте хотя бы в общих чертах ознакомимся с его экономикой.

 

Ломать — не строить

 

А арифметика тут простая: из 8 миллионов пассажиров, перевезенных местным троллейбусно-автотранспортным управлением в прошлом году, 6,3 миллиона — льготники. То есть 80 процентов ездят бесплатно. Такова специфика шахтерского Краснодона — много пенсионеров, к тому же его называют городом одной улицы, по которой ходят также автобусы и маршрутки, забирая пассажиров, оплачивающих свой проезд. Троллейбусов на остановках дожидаются как раз льготники. А если учесть еще и то, что этих троллейбусов все меньше и меньше (сейчас, например, выходят на линию в смену не более пяти-семи машин, хотя в лучшие времена их было десятки), то ясно, почему выручка более чем скромная. Приобрести не только новые троллейбусы (это просто фантастика!), а даже элементарные детали для ремонта старых или несколько рулонов толя, чтобы текущую крышу над боксами починить, тоже не за что.

 

И причина тоже простая. Тридцати трем категориям граждан наше государство предоставило право льготного проезда в городском пассажирском транспорте, взяв на себя обязательство компенсировать эти затраты транспортным предприятиям, выполняющим эту важную социальную функцию. А теперь — следим за цифрами.

 

-- За прошлый год расчетная субвенция у нас должна была быть округленно 10 миллионов гривень, — рассказывает Александр Харченко. – Нам госбюджет выделил 5,5 миллиона. В течение года без нашего согласия полмиллиона сняли, а в итоге мы получили около 3,8 миллиона. Представьте: половину дали, и ее еще переполовинили. А наши доходы — всего 20 процентов. Плюс 30 процентов субсидии, которые остались, вот мы и существуем на 50 процентов денег, которые нужны предприятию. Мы на них должны заплату, налоги и отчисления обеспечить, электроэнергию оплачивать, запчасти, оборудование, спецодежду приобретать...

 

Далее спустимся к практической микроэкономике. Зарплату, как уже было сказано, здесь платят частями ежедневно.

 

-- В прошлом году, — продолжает начальник управления, — мы в среднем привозили по 7 тысяч гривень выручки в день. Из них 4 тысячи — в Пенсионный фонд и на подоходный налог, где-то тысяча идет на ГСМ, запчасти, материалы — то, что нужно, чтобы машину выпустить на линию, и на зарплату осталось 2 тысячи. У нас средняя зарплата у рабочих 2300, у водителей – под 3 тысячи гривень. То есть не хватает даже на одного человека. Чтобы выдать своими деньгами из выручки зарплату за один месяц, нам надо три месяца работать. А субвенция... Ее надо было в прошлом году каждый месяц по полмиллиона, а нам в среднем давали по 200-250 тысяч гривень.

 

И как на все это смотрит город? Заместитель городского головы Сергей Измайлов сообщил нам, что за счет городского бюджета планировалось закрыть зарплату предприятия электротранспорта за декабрь и январь, но выделенные для этого 470 тысяч гривень «застряли» в казначействе. Правда, на днях, заверил Сергей Измайлов, 200 тысяч из них уже прошли. Плюс к этому еще 170 тысяч город дал управлению в феврале. Хотя формально вовсе не обязан покрывать недофинансирование этой государственной компенсации. Тем более что городской бюджет сам и дотационный, и дефицитный.

 

-- Мы троллейбусному управлению уделяем постоянное внимание, — продолжает заммэра. – Почти в каждом номере городской газеты «Слава Краснодона» идет информация о том, какая там финансово-экономическая ситуация. Мы даже просим жителей города, чтобы те из них, что имеют льготы, хотя бы 50 копеек платили за проезд вместо 1.50. Шахтер в 43 года уже пенсионер, и работать продолжает, и пенсию получает. Неужели он не может 50 копеек выделить? К сожалению, до души каждого не достучишься...

 

С другой стороны, и с этим тоже не поспоришь, человеку государство дало льготы, он ими и пользуется — какие претензии? Никаких, только просьба. Претензии — к добренькому на словах государству, которое популистски обещает людям то, что выполнить не может или не хочет. В данном случае — перекладывая свои финансовые проблемы на плечи местных громад и трудовых коллективов транспортных предприятий: как-то они там, дескать, все равно выживут.

 

Короткая экскурсия по территории Краснодонского троллейбусно-автотраспортного управления красноречиво показывает: выживают из последних сил. В депо в этот день стоял на приколе весь «подвижной» и «неподвижной» состав предприятия. Всего 15 машин, в рабочем состоянии — 13, две — своеобразные доноры: с них снимают то, что нужно для ремонта других троллейбусов, так как, по словам начальника управления, купить новое тут могут «по минимуму — в пределах 200-300 гривень за деталь». Но и те два разобранные почти до каркасов машины не списывают: надо будет, их смогут восстановить. На предприятии хорошо помнят, кто обещал новые троллейбусы за последние годы — и городская власть, и народный депутат, и даже премьер-министр. Теперь дело чести сдержать свое слово группе «Метинвест», анонсировавшей такой подарок к 100-летнему юбилею Краснодона, который будет отмечаться в нынешнем году. Но, кроме троллейбусов, есть еще тяговые подстанции, контактная линия, другое оборудование, есть здания — и все это тоже плачет по обновлению.

 

Прав Сергей Измайлов: «Город с троллейбусом — это престижно, экологично, удобно». В Стаханове, например, долго не морочились и уничтожили свое трамвайно-троллейбусное управление, лишив горожан привычного транспорта. Пример, совершенно не достойный подражания. В Краснодоне, несмотря на все трудности, стремятся все-таки сохранить свое коммунальное предприятие электротранспорта, как и в Алчевске, Луганске, Антраците. Лучше всего получается в Северодонецке, где, как мы помним, собственник градообразующего предприятия подарил городу десять новеньких троллейбусов. Хотя и там хронически страдают от неполной компенсации госбюджетом затрат на перевозку льготных категорий пассажиров. Болезнь эта всеобщая.

 

Всем сестрам — по серьгам

 

Но серьги не одинаковые. На это обращает внимание председатель областной профсоюзной организации работников жилищно-коммунального хозяйства, местной промышленности, бытового обслуживания населения Людмила Шапошникова. В письме на имя прежнего главы правительства 5 февраля этого года она обращала его внимание на крайне сложную обстановку, сложившуюся на предприятиях электротранспорта региона из-за долгов по заработной плате, вызванных недофинансированием названных выше субвенций. Причем, по данным Госказначейской службы Украины, бюджету Луганщины в прошлом году их было перечислено всего 76,9 процента (недополучено — 22,3 миллиона гривень), тогда как шести другим областям (Харьковской, Николаевской, Донецкой, Львовской, Хмельницкой, Тернопольской) — более 90 процентов, а Киеву — все сто. «Президиум областной профсоюзной организации работников ЖКХ, МП, БОН считает, что нарушен принцип справедливости распределения бюджетных средств по областям Украины» – говорилось в письме.

 

-- Наша область, — добавляет Людмила Шапошникова, — по этому показателю идет третьей сзади: ниже процент в прошлом году был только в Черновицкой области и в Севастополе. – Еще хуже ситуация сейчас: на 12 марта Луганской области выделено лишь 60 процентов того, что положено.

 

О Севастополе разговор отдельный. Если там внедрят российскую практику, то льготники будут получать адресные выплаты на тот же бесплатный проезд в городском транспорте. Согласитесь, это более справедливо: и городская бабушка, и проживающая в тихом селе будут в равных условиях. Вторая, скорее всего, никогда и не пользовалась этой льготой в отличие от первой, которая могла когда угодно позволить себе «за так» колесить по городу в поисках более дешевых, скажем, овощей. А получив, что называется, на руки финансовое обеспечение этой льготы, первая хорошо подумает, прежде чем лишний раз куда-то ехать, а вторая... Да хоть конфет внукам купит!

 

А самое главное — сбалансированной станет экономика предприятий гортранса, более эффективной — их работа: есть же разница, когда только каждый пятый пассажир оплачивает проезд и когда все до единого. Может, и в целом по стране стоило бы применить этот опыт? Или сказать честно народу: государство не в состоянии обеспечить бесплатный проезд и отменяет его. Не надо брать завышенные социальные обязательства, ничем не обеспеченный популизм все равно рано или поздно вылезет боком.

 

О плачевных последствиях этой безобразной системы в адрес центральных властей пишут не только профсоюзы. Пишут руководители и коллективы самих предприятий горэлектротранса, пишут местные власти. У начальника Краснодонского троллейбусно-автотранспортного управления, например, имеется толстенная папка с такой перепиской. Есть там уже письмо и Александру Турчинову, пусть тоже знает, что за пять лет, с 2009-го по 2013-й, предприятие бесплатно перевезло пассажиров почти на 48,5 миллиона гривень, компенсационная субвенция ему была начислена в сумме около 23,7 миллиона, а фактически ее было получено немногим более 19,8 миллиона.

 

Папка эта, кстати, помогает Александру Харченко в его диалоге с правоохранительными органами. По его словам, за долги по зарплате только в прошлом году на него было открыто по три уголовных и административных дела, одно административное — уже в нынешнем году. И всем вроде как ясно, что не вина руководителя предприятия в том, что происходит, но — идет борьба с задолженностями по заработной плате, надо кого-то «склонять». Государство же не станет само себя сечь. На данный момент оно в лице вице-премьер-министра Владимира Гройсмана объявило о начале админреформы по децентрализации власти, в результате которой планируется предоставить регионам Украины возможность управлять здравоохранением, коммунальным хозяйством, образованием и гуманитарной сферой, всеми вопросами услуг. По сообщениям СМИ, на пресс-конференции 14 марта вице-премьер сказал: «Будет сформирован пакет инструментов финансового характера, которые позволят территориям зарабатывать деньги, и часть из них оставлять у себя, часть перечислять в госбюджет». Владимир Гройсман, которому в январе исполнилось 36 лет, хорошо зарекомендовал себя в должности Винницкого городского головы. Получится ли у него с преобразованием всей страны? Можно было бы искренне в это верить, если бы за последние десятилетия мы не пережили столько стартовавших и не финишировавших реформ...

 

А пока эстафетную палочку у краснодонцев перехватили алчевцы: с 16 марта начали забастовку работники коммунального предприятия «Алчевскпастранс». По той же причине.

 

Зоя ПУТРЕНКО.

Фото Юрия СТРЕЛЬЦОВА.

«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»
«Мы полгода без зарплаты!»


Вернуться назад