Сегодня

Нацистский оккупационный режим на Ворошиловградщине

0
 (голосов: 0)
Нацистский оккупационный режим на Ворошиловградщине Нацистский оккупационный режим на Ворошиловградщине

17 июля 1942 года советские войска оставили Ворошиловград, а 22 июля – Свердловск – последний населенный пункт Украины, после чего вся территория республики оказалась в оккупации немцев и их союзников. Ворошиловградская область занимала часть той территории УРСР, которая из-за близости к фронту была непосредственно подчинена военной немецкой администрации.

 

Специфика региона, как и постоянная перспектива изменения линии фронта, обуславливала частую смену настроений местного населения, которое по-разному встретило приход немцев. Нередкими были и случаи, когда представители сельского населения, особенно пострадавшие в советский период от политики «раскулачивания» и репрессий, стремились помочь немцам и враждебно относились к красноармейцам.

 

Определенную часть населения на оккупированной территории составляли и коммунисты, которые либо не успели эвакуироваться, либо не пожелали этого сделать. Они первыми попадали в категорию, подлежащую уничтожению. Например, в первые дни оккупации в Новосветловском районе немцы расстреляли председателя райисполкома В.И.Белоусова, его заместителя А.И.Бабич, заведующего райсобесом А.И.Гайдаренко и многих других партийных граждан.

 

Коммунистов, которые не были уничтожены сразу, оккупационные власти заставляли регистрироваться, а в случае отказа, – расстреливали. Так, в Краснодоне в августе 1942 года немцы живьем закопали в землю тридцать коммунистов-шахтеров, не явившихся на регистрацию. Всего в Луганской области было уничтожено более тысячи коммунистов и комсомольцев.

 

Во многих городах области трупы убитых сбрасывали в шахты. Расстреливали также стариков, инвалидов, детей, психически больных и беспомощных людей. Например, в марте 1943 г. в селе Иллирия Лутугинского района были расстреляны 15 стариков, находящихся в доме инвалидов, в хуторе Суходол Славяносербского района – 19 детей-инвалидов. Всего за время оккупации в Луганске нацисты убили свыше 8 тыс. мирных жителей.

 

Уничтожали также евреев. В Ворошиловграде 1 ноября 1942 года был объявлен указ о депортации евреев, однако вместо этого их вывезли за город и расстреляли. В тот день было уничтожено около 3 тыс. евреев. Их расстреливали, травили, душили газом.

 

По всей области была создана система временных концлагерей для военнопленных, в которых массово истреблялись нелояльные по отношению к оккупационной власти лица. Так, в лагере, располагавшемся в Меловском районе, погибло около 1.200 военнопленных, в Станично-Луганском – около 2.000, на ст. Кондрашовская – 1.500 чел. Поблизости г.Ровеньки 23 января 1943 года были расстреляны 117 пленных только за то, что брали продукты, принесенные им местными жителями.

 

В целом на Луганщине оккупанты уничтожили 45.649 мирных жителей, а с учетом людей, умерших от голода и артобстрелов, число погибших жителей области достигает 100 тыс.

 

Оккупационный режим на Луганщине длился всего год, но за этот год произошло много перемен в культурной жизни города и области. Несмотря на то, что при отступлении советские войска уничтожили многие предприятия, типографии и государственные учреждения, сам город не пострадал от военных действий. Своей первоочередной задачей оккупационные власти считали восстановление промышленных предприятий и дорог. Однако попытки немцев поставить экономику оккупированных территорий на службу Рейху потерпели провал. Местное население, как могло, сопротивлялось немецким захватчикам, из-за чего восстановить промышленный потенциал области в полном объеме не удалось. Например, если до войны в Донбассе добывалось 95 млн. тонн угля, то при немцах – только 3–4,8 тонны. Такой же была ситуация и в других отраслях промышленности.

 

Местное население рассматривалось оккупационной властью как отдельный экономический ресурс для развития немецкой промышленности и сельского хозяйства. Его предполагалось использовать не только в украинских землях, но и на территории Рейха. Насильственный вывоз людей на принудительные работы в Германию получил название «остербайтерство».

 

5 августа 1941 года рейхминистр восточных оккупированных территорий А. Розенбарг подписал указ о введении всеобщей трудовой повинности в восточных областях. Сначала его действие распространялось на всех граждан от 18 до 45 лет, а вскоре возрастная категория была расширена и охватила дееспособное население от 14 до 65 лет. Для организации системы учета и вывоза местного населения была введена обязательная регистрация всех лиц в возрасте от 15 до 60 лет. Первый официальный вывоз работников состоялся в январе 1942 года именно на Донбассе. Людей вывозили, подобно скоту, в товарных вагонах. Всего из Воршиловградской области в Германию было вывезено около 74 тыс. человек (4% от общего числа населения области).

 

Одной из составляющих немецкой политики по отношению к местному населению стало распространение антироссийских настроений в украинских землях, что проявилось в противодействии влиянию Русской православной церкви и искоренении русского языка. По традиции, свойственной любой оккупационной власти, нацистские руководители использовали хорошо известную формулу «Разделяй и властвуй!». По этому поводу А.Гитлер на одном из совещаний в сентябре 1941 года заметил: «Великая Украина, объединенная с Россией, таит опасность… Все российское, что имеет место на данный момент, должно постепенно прекратиться… в областях со смешанным населением украинцы должны быть поставлены над россиянами». Эти слова фюрера стали руководством к действию и легли в основу церковно-религиозной политики немцев на оккупированных землях, которая включала поддержку религиозного движения, враждебного большевистской идеологии, установление контроля за деятельностью религиозных организаций всех конфессий, содействие разделению религиозного движения на разные течения, максимальное использование церковных учреждений в агитационно-пропагандистских мероприятиях.

 

В то же время тяготы оккупационного режима, гибель родных, неудачи Красной армии в первый период войны стали теми факторами, которые закономерно способствовали обращению людей к религии. Именно в ней они искали утешение, спасение от отчаяния и обреченности. На Луганщине началось стихийное церковно-религиозное возрождение.

 

Понимая, что эту ситуацию можно использовать в своих целях, немецкие оккупационные власти не стали запрещать открытие церквей и монастырей, и даже приветствовали этот процесс. Немцы сделали ставку на церковь, рассчитывая, что она будет орудием антисоветской пропаганды и агитации. В большинстве случаев представители духовенства подчинялись немецкой администрации, боясь репрессий против прихожан.

 

В городах и селах открывались и ремонтировались разрушенные и заброшенные храмы. Местное население возвращало церкви хранящиеся на чердаках и в подвалах иконы и предметы культа, участвовало в богослужениях. Наибольшее количество церквей было открыто в Ворошиловграде.

 

Возобновили свою деятельность и монастыри. В Сватовском районе в период немецкой оккупации монахини Успенско-Серафимовского монастыря Прасковья Дыбина и Надежда Ковалева открыли молитвенный дом. За свою праведную деятельность Прасковья Дыбина, погибшая в конце войны, была канонизирована. Некоторые помещения церквей немцы использовали для собственных нужд, например помещение Старобельского женского монастыря «Всех скорбных радость» использовалось в качестве тюрьмы.

 

Что интересно, после освобождения Украины от нацистских оккупантов процесс восстановления церквей будет продолжен. А всего за период войны в Ворошиловградской области будет открыто около 126 церквей.

 

С целью проведения агитационной пропаганды оккупационные власти начали издавать в Ворошиловграде и Первомайске газету «Нове життя» (ее редактором стал профессор института народного образования Бернацкий), а в Попасной – газету «Ранок». Редакции газет подчинялись отделу пропаганды.

 

Особое значение немцы придавали организации и деятельности образовательных и культурных учреждений, стараясь использовать для пропаганды идеи служения «армии-освободительнице» и антибольшевистской агитации. Еще 29 декабря 1941 года VII отдел армии вермахта издал распоряжение №34, запрещавшее деятельность общеобразовательных школ, высших учебных и средних профессиональных заведений, в котором сообщалось об открытии четырехклассных «народных школ». Основным звеном «новой» системы образования стала начальная школа, которая рассматривалась немцами как эффективная форма обучения и воспитания молодого поколения «Untermenshen» («полулюдей») в условиях войны. Согласно этому распоряжению в Ворошиловградской области стали открываться школы, подчинявшиеся немецкой администрации. Так, в 1942 году в Алчевском районе было открыто 43 начальных школы, в Новоайдарском – 34, в Попаснянском – 37, в Старобельском – 19. В Ворошиловграде с начала учебного года работало 16 школ, из которых только одна с русским языком обучения, остальные – с украинским. Всего в школах обучалось около 4.900 учеников, однако в сравнении с довоенным временем количество школ существенно уменьшилось.

 

Чтобы вернуть детей в школы, с 1942/43 учебного года в некоторых районах вводилось обязательное начальное образование. За нарушение приказа предусматривалась административная ответственность родителей. Например, в Алчевском районе родители, которые не пускали детей в школу без уважительной причины, наказывались штрафом в размере 100 руб., в Меловском – 500 руб.

 

В школах царила беспрекословная власть учителя, нередко по отношению к ученикам применялась физическая сила, особенно в младших классах. Восьмилетних детей, которые еще плохо говорили по-русски, начинали учить немецкому языку. В классах вывешивались портреты «Гитлера-освободителя». Дети не хотели посещать школы, но существовали специальные списки учащихся, которых администрация школы угрожала отправить на работы в Германию.

 

Согласно вышеупомянутому указу, на оккупированной территории, кроме начальных школ, было разрешено открывать промышленные, сельскохозяйственные, профессиональные школы и профессиональные курсы женского персонала для обучения ведению хозяйства, рукоделию, охране здоровья и гигиене.

 

В сентябре 1942 года в Ворошиловграде для всех бывших студентов сельскохозяйственного института и учащихся техникумов были открыты бесплатные курсы ускоренного обучения агрономов. В связи с потребностью оккупационных властей в квалифицированных рабочих в октябре этого же года были открыты профессиональные школы. Вступить в такую школу можно было по окончании четырех классов, срок обучения длился 7-8 лет. Обучение было платным – от 300 до 500 руб.

 

В октябре 1942 года в Ворошиловске (современный Алчевск) была открыта двухлетняя ремесленная школа для подготовки слесарей, столяров, кузнецов, шоферов-трактористов и портных, а в Ворошиловграде – пятилетняя школа для девушек, называвшаяся «Школа домоводства» (по-немецки «Гаус-гальтунг»). В ней преподавали украинский и немецкий язык и литературу, географию, ботанику, зоологию, химию, физику, а также знакомили с садоводством и огородничеством, домашним животноводством, методами борьбы с паразитами и переработкой сельскохозяйственной продукции. Очевидно, что обучение в этих учебных заведениях было направлено на подготовку, в первую очередь, послушной прислуги и работников тяжелого физического труда, необходимых для обеспечения комфортной жизни оккупантов.

 

Параллельно с организацией новой образовательной системы немецкая военная администрация направила свои силы на создание культурных заведений для проведения досуга оккупационных войск. Восстановление культурных учреждений входило в компетенцию местных отделов культуры.

 

Уже августе 1942 года в Ворошиловграде был открыт музыкально-драматический театр имени Т.Шевченко, размещавшийся в помещении Театра юного зрителя. Театр начал свою работу с премьеры пьесы «Безталанна» И.Карпенко-Карого. Тогда же в помещении бывшего театра имени И.Сталина открылся театр «Кабаре» по образцу заграничных увеселительных заведений. Что интересно, концертная программа включала в себя украинские народные песни, исполняемые капеллой бандуристов. Балетная труппа демонстрировала вальс, польку, немецкие танцы. Выступали в театре и гимнасты, исполняющие упражнения с булавами. С гастролями приезжали итальянские и немецкие артисты. Театральные представления отдельно демонстрировались для военного и гражданского населения.

 

В Ворошиловграде было много итальянцев и румын. Каждое воскресенье в городском парке для итальянских воинов проводилось Богослужение, на которое приходило и местное население.

 

В 1942 году в Ворошиловграде начал свою работу кинотеатр в помещении бывшего кинотеатра «КИМ», в котором демонстрировались художественные киноленты немецкого производства и военные кинохроники. Каждый показ сопровождался киножурналом «Вохеншау», сообщавшим о последних событиях в политической и экономической жизни Германии, военных событиях. Однако за любую провинность местное население лишалось права посещать кинотеатры.

 

В августе 1942 года в городском парке начал работу цирк, в программу которого входила французская борьба, выступления акробатов, гимнастов, музыкальная эксцентрика.

 

С целью антисоветской агитации и вербовки рабочей силы для работы в Германии немецкие власти организовывали тематические выставки. Например, в январе 1943 года в Ворошиловграде была открыта выставка картин «Прекрасная Германия», экспонаты которой прославляли Третий Рейх.

 

Многие культурные учреждения области обслуживали исключительно немцев. В Первомайске, например, в октябре 1942 года при уездном комиссариате была открыта библиотека специально для немецких граждан.

 

Казалось, немцы собираются обосноваться в Ворошиловграде надолго, а потому начали радикально переустраивать политическую, культурную, социально-экономическую жизнь области. Отдельные представители местного населения шли на вынужденное сотрудничество с оккупационными властями, другие стали активными коллаборационистами, но большая часть жителей области воспринимали немцев исключительно как оккупантов. Борьбу с ними после введения немецкого «нового порядка» начали партизанские и подпольные группы, действовавшие на Луганщине. Так, с июля 1942 по январь 1943 года в Кременском районе действовал партизанский отряд под командованием И.М.Яковенко, уничтоженный фашистами. Такая же судьба постигла отряд В.И.Быкадорова, который с июля по октябрь 1942 года вел борьбу в Антрацитовском районе. На протяжении 1942–1943 гг. действовали также группы партизан и подпольщиков в Успенке, Брянке, Свердловске и других городах и селах области. Всего в Движении Сопротивления на Луганщине приняли участие около 40 подпольных групп и 16 партизанских отрядов.

 

Отдельную страницу в историю противостояния немецким оккупантам вписали юные подпольщики из организации «Молодая гвардия», действовавшей в Краснодоне в сентябре 1942 – январе 1943 года. Члены организации, насчитывавшей в общей сложности около 130 человек, проводили диверсии, призывали в листовках местное население не подчиняться врагу, уничтожили немецкую биржу труда. Перед новым 1943 годом молодогвардейцы ограбили немецкие грузовики с новогодними подарками, что и стало фактически причиной первых арестов и раскрытия подпольной организации. Расстрелянные или еще живые молодогвардейцы были сброшены в шурф шахты в г. Краснодон. Всего немцы уничтожили более 70 подпольщиков. Руководители «Молодой гвардии» – Олег Кошевой, Ульяна Громова, Сергей Тюленин, Иван Земнухов, Любовь Шевцова, Иван Туркенич – посмертно получили высокое звание Героя Советского Союза.

 

Война и оккупационный режим привели не только к гибели десятков тысяч местных жителей – серьезно пострадал и экономический потенциал области. Только в областном центре было уничтожено 2.542 дома, ограблено 1.075 колхозов, 110 совхозов, 51 машинно-тракторная станция. При отступлении немцы получили приказ уничтожать все, что возможно: скот, продовольственные склады, производственные помещения, коммуникации. В Ворошиловградской области были разрушены 314 шахт наркомата угольной промышленности, 213 шахт топливной промышленности, паровозостроительный завод, машиностроительный завод имени А.Пархоменко и т.д. Только за один день – 10 февраля 1943 года – нацисты уничтожили 120 домов сотрудников завода ОР, здания 30 школ, двух музеев, педагогического института, драматического театра. Лишь к 1949 году Луганщина достигнет довоенного уровня по выпуску промышленной продукции, а годом позже – по выпуску сельскохозяйственных культур.

 

Великая Отечественная война и немецкая оккупация стали тяжелым испытанием для Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Но ее жители выстояли, из руин подняли разрушенную оккупантами экономику и в короткие сроки создали условия для дальнейшего развития и процветания края.

 

Т.Ю.Анпилогова, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Украины ЛНУ имени Шевченко,

 

О.А.Онищук, аспирант кафедры истории Украины ЛНУ имени Шевченко.

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: