Сегодня

Во что превратился детский спорт в Луганске: шанс вырваться или шанс заработать

Во что превратился детский спорт в Луганске: шанс вырваться или шанс заработать
Жительница Луганска рассказывает, что осталось от хорошо развитой спортивной индустрии Луганщины, и как луганчане пытаются с помощью спорта получить для своих детей шанс вырваться из серой зоны.

Донбасс, не смотря на его промышленные ориентиры, всегда был спортивным краем. Не часто, но регулярно наша земля давала миру известных спортсменов, без преувеличений заставляя говорить о себе всю спортивную мировую общественность. С событиями 2014 года, как и в любой другой сфере жизни, в спорте произошел отток и тренеров, и спортсменов. Уезжали в основном те, кто был уверен, что у него хватит сил начинать фактически с нуля на новом месте. Если в Луганске тренер имел имя, его знали, уважали и он имел определенный авторитет, то на новом месте свое имя приходилось отстаивать заново, а вместе с этим искать жилье, зарабатывать на съёмную квартиру и привыкать к тому, что чужой поначалу город теперь свой.

Нельзя сказать, что спортивный мир Луганска опустел. Но отток выдающихся тренеров заметили те, кто занимался у них до событий 2014 года и не уехал вместе с ними. Приходилось искать новые площадки для занятий спортом, привыкать к новым тренерам. Поначалу все шло так, как было до событий 2014 года — на рабочие места вернулись те, кто уезжал и вернулся, устроились на работу новые молодые спортсмены. Это потом республика потребовала прохождения аккредитации и официальной регистрации всех спортивных секций. Фактически это был пересчет по головам тех, кто остался, кто работает и предоставляет коммерческие услуги или работает под эгидой ДЮСШ. Собственно, это было тоже самое, что с пересчетом все религиозных конфессий, журналистов, транспортных средств и частных предпринимателей. Республика заставила все секции пройти перерегистрацию, дав разрешение работать официально. Если это была ДЮСШ, то, конечно, было не увернуться и сбор документов был обязательным. Если же тренер преподавал частно, арендуя где-то помещение, для него было дешевле не афишировать своих услуг и работать без вывесок.

Больших перемен на первый взгляд не было — те же тренировки и нечастые соревнования, но... Оставшейся контингент тренеров имел две очевидные особенности — это были или старые люди, для которых уже не имело смысла выезжать на новое место, или амбициозные новички с недостаточным опытом работы. Хотя, если разобраться, для желания учиться чему-то это вряд ли имело большое значение. Многие родители воспринимали спорт как билет в лучшую жизнь для своих детей, помятую о том, как луганская спортивная школа заставляла говорить о себе весь мир. И для многих родителей спорт был тем билетиком на выезд для их ребенка, на который они уповали. Спорт давал возможность выездов, в дальнейшем тренерской работы, иллюзии другой жизни и побед.

Самыми модными направлениями в спорте для амбициозных родителей стали:
футбол на «Авангарде» и стадионе имени Ленина;
прыжки в воду в ДЮСШ «Юность»;
художественная гимнастика на базе школы олимпийского резерва в здании профсоюзов.
Здесь, конечно, ирония в чистом виде — олимпийский резерв какой страны? Но секцию называли по старой памяти. Для самых продуманных есть ещё частный теннисный клуб «Фаворит» за цирком. Но это уже из области поднебесных цен и таких же родительских амбиций.

Если говорить о школе олимпийского резерва по художественной гимнастике, об этом стоило бы снять свои «Игры Престолов». Продуманные родители доплачивают тренерам за то, чтобы их девочек ставили в первый ряд и занимались с ними дополнительно. Ремонты и ежи с ними делаются там за родительский счет. Все выезды — тоже.

Спорт стал иметь оттенок престижности. Это билет на выезд. Это шанс вырваться, шанс на другую жизнь. Но при всей иронии (как? Куда?) родители готовы отдать все, чтобы именно их девочки попали в этот вид спорта. Это и платные дополнительные занятия с аккомпаниатором, и подарки тренерам, и личные отношения с преподавателями.
Но, вероятно, так было всегда и везде, только в связи со сложностями выезда это стало приобретать такой вывернутый характер. Внезапно оказалось, что силы воли или способностей очень мало, чтобы добиться успехов. Нужны деньги на поездки в Ростов, Москву, Воронеж, Краснодар, чтобы ребенка заметили. С ребенком должен кто-то ездить, нужно шить ребенку костюмы и вкладывать в спорт огромную часть своей жизни. Многие тренеры просекли этот порыв родителей и успешно делают на нем бизнес. Заняв свою нишу в этому виде спорта, можно жить вполне безбедно, потому что имидж школы олимпийского резерва сформирован еще до войны.

Если говорить о частном теннисном клубе «Фаворит», то там все тоньше и дороже. Тренер делит сумму за час занятия на всех, кто пришел. Пришел один — с тебя тысяча. Если двое, то уже по пятьсот с носа. Чем больше народу, тем дешевле. Холл теннисного клуба украшен фотографиями прежних побед. Скорее ошметками былых достижений. И это отчего-то вызывает грусть — будущее успешных спортсменов в частных теннисных клубах по всему миру, где они смогут тренировать пожилых европейцев. Ощущение почти везде, где остались старые фотографии — грусть от того, как все было и зависть к тому, какие раньше были возможности. Посчитайте, если спортсмен едет на соревнование в Москву, поездку оплачивают его родители. Какие-то два-три дня, включая дорогу и гостиницу выйдут для семьи в 5000 рублей. Таких поездок должно быть много, денег, соответственно, тоже. Республика как бы заинтересована в победах, но выезды при этом оплачивают сами родители. И ещё странные ножницы — все официальные страницы «министерств» кичливо говорят о том, что талантливые дети поощряются поездками в «Артек» и лагеря такого же масштаба. Об этом неустанно отчитываются с телеэкрана, показывая счастливчиков у автобуса. А попробуйте-ка вы попасть в эти списки, имея десятки грамот и медалей. У вас ничего не выйдет, потому что система построена таким образом, что вначале идут то ли сироты, то ли дети героев, то ли дети правительства, но быть зачисленным по спортивным достижениям в эти ряды не получится. Как бы ножницы — на спортивной арене ты защищаешь «честь республики», но оплачиваешь все сам и получаешь чаще всего только грамоты с устной благодарностью. Мысль уехать отсюда из перманентной становится навязчивой и неотступной.

Есть множество частных секций. Соревнования местного уровня с грамотами и наградами такого же разлива. Да, официальные выезды если есть, то только в Россию и бывшие союзные республики. Цена за частные секции разная — чем более редкий вид спорта, тем выйдет дороже. Тренер держит марку, понимая, что конкурентов у него нет. Сами же тренеры очень часто не афишируя этого ездят в Украину — за пенсиями и проведать бывших коллег.
По материалам Главкома «Письма из Луганска«:
Мнение - Сегодня, 13:31 103

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: