Сегодня

В«ЛедибойВ» в вышиванке

В«ЛедибойВ» в вышиванке

Украинскую национальную идею формулируют сумасшедшие
На протяжении всего тридцатилетнего существования «незалежной» не прекращаются споры о том, что же такое «украинство» и «украинская идея», а также о том, что является основой «украинского самосознания». Может показаться странным, но наиболее убедительные и логичные ответы на эти вопросы дают персонажи украинского медийного пространства, чье состояние психического здоровья вызывает серьезные опасения. Взять, например, одиозного львовского журналиста и блогера, производящего впечатление бесноватого, Остапа Дроздова. Недавно он предельно точно, емко и лаконично сформулировал суть «украинства».
«Сама концепция украинской государственности, сама идея независимой и самодостаточной Украины лежит в противостоянии России, потому что пророссийской Украина была 300 лет. И она может быть еще 300 лет, но это уже не Украина, это доминион. Это декоративно независимое образование в кармане у России, у агрессора, оккупанта, шовиниста, имперского вылупка, который не предусматривает существования самодостаточно, независимой, полностью автономной во всех вопросах, самодостаточной страны.
Потому третий путь Украины – это путь к той России, где Россия все равно будет покровительствовать через более сильную культуру, извините, это так. Через более сильную военную мощь, через более сильный язык, за которым стоит сильное государство, которое построено на распространении русского языка за границами России, чего Украина не делает даже в своих границах.
И в таком противостоянии третьего пути нет – ты должен стать на сторону того, кто цивилизационно не является Россией. И не нужно никогда бояться того, что самой идеей формирования украинской государственности является анти-Россия как таковая. И это прекрасное, почетное мотивационное задание для всех поколений, которые вообще тут живут – не быть Россией», – заявил Дроздов.
Так, если Англия – старая и добрая, Германия – великая, Франция – прекрасная, Америка – свободная, а Русь – святая, то Украина – нерусская. Это, кстати, не только по Дроздову (чья фамилия указывает явно не на «щирое» происхождение). Довелось как-то, еще до евромайдана, пообщаться со «свидомым» украинцем, который с сокрушением поведал, как он, находясь за границей, был вынужден постоянно объяснять европейцам и американцам, что «Юкрейн» – это не Россия, а украинцы – это не русские. В этом он видел свою патриотическую миссию и горевал, что его собеседники так и не понимали, в чем же разница, да еще иногда, как бы в издевку, просили рассказать чем же знаменита его «неизвестная» родина.
Отрицательная самоидентификация (не русские), высшая, да еще «почетная» цель – не быть Россией, достигаемые культурным и лингвистическим «самооскоплением» (даже Дроздов признает превосходство «более сильных» русских культуры и языка) – от всего этого отдает совершенным безумием.
Впрочем, в этом очевидном сумасшествии есть некая доля прагматизма. Почему только «не Россия», а не, скажем, еще и «не Германия», «не Япония», «не Танзания»? А потому, как «не русские» лелеют надежду что за «самооскопление» им будут платить и отказ от своего естества можно превратить в заработок. Совсем как тайские «ледибои», которые уродуют свое тело и сущность ради заработка. Кстати, живут они очень недолго, редко дотягивая до четырех десятков лет. А иначе и быть не может, измена своему естеству – это форма суицида, только растянутая.
Так что ни о каких «поколениях», о которых мечтает Дроздов, речи идти не может – все закончится очень скоро. У предательства, которое он предлагает сделать национальной идеей, будущего нет. И в то же самое время возможность выживания и процветания Украины дает ей только признание своей восточнославянской идентичности, своей подлинной, а не вымышленной культуры и традиции.
«Если у русских и украинцев одна вера и душа, то наша цель должна быть одной и той же, а одной и той же она может быть только в одном случае. Русский православный мир – вот он обеспечит гарантию отсутствия конфликта между Россией и Украиной, русскими и украинцами, между белорусами и русскими. Тогда возникнет ситуация, когда политические границы не будут ничего значить. При этом я скажу так: возможна даже формальная независимость России, Украины и Белоруссии, но при этом должно быть осознание общих корней, общих нравственных целеполаганий и общего мира», – заявил политолог Сергей Михеев.
И надо сказать, что, к счастью, многие на Украине понимают это, считая высшим счастьем быть самим собой, а не «ледибоем» в вышиванке. И хочется надеяться, что именно они, а не бесноватые безумцы определят будущее юго-западной русской окраины.
Борис Джерелиевский

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: