Сегодня

Украина: светлый путь и осиновый кол

Украина: светлый путь и осиновый кол
Если вы собираетесь охотиться на дикого вепря, но берёте с собой удочку и сачок, шанс вернуться (не победителем, а просто вернуться) у вас стремится к нулю.

Впрочем, несоответствие планов и желаний реальной ситуации бывает далеко не столь трагичным, даже смешным, как в песне Высоцкого «Про дикого вепря», где «бывший лучший королевский стрелок» требует вместо принцессы «портвейна бадью» так настойчиво, что король вынужден уступить перед угрозой полного запустения государства.
Кстати, песенка-то весёлая, но неадекватность стрелка, который вместо того, чтобы согласиться на принцессу, к которой прилагалась бы не одна бадья портвейна, упорствовал в своём требовании, привела к тому, что «зверюга ужасный» «съел уже почти всех женщин и кур», то есть нанёс стране катастрофический, возможно даже невосполнимый продовольственный и демографический ущерб.
Так что, хоть неадекватная оценка обстановки и может быть смешной внешне, на деле она практически всегда трагична. Причём страдают от неё не те, кто «отспорил» портвейн, «Чуду-юду уложил и убёг…», а их ни в чём не повинные соотечественники.
Вот, например, в Киеве бывший артист, ставший президентом, в очередной раз сообщил, что Украина обязательно будет членом ЕС. Не буду спрашивать когда эта благость наступит? Даже не буду выяснять насколько реально такое совпадение, что одновременно будут существовать ЕС, Украина и готовность первого, принять в свои ряды последнюю.
В конце концов Господь может явить нам чудо в любой момент, но очень редко пользуется этой возможностью. Тем более, он недавно уже осчастливил Украину чудесным пришествием артиста-комика в президенты. Стоило бы пожалеть бедную страну и остатки её населения: либо дать шанс на исправление, либо, если уж добивать, то сразу, как Содом и Гоморру. Интеграция в ЕС — слишком сильное наказание даже для «героев майдана».
Ну да оставим размышления о чудесном и посмотрим на практическое воплощение Украиной тезиса о благодетельности евроинтеграции.
С одной стороны, нельзя отрицать, что самостоятельно украинское государство существовать не может. Вроде бы в начале 90-х и ресурсная база была такая, что обзавидуешься, и международная обстановка благоприятствовала, а чувствовала себя Украина с каждым годом всё хуже и хуже. Последние же семь лет о вовсе в коме находится, причём все понимают, что выход у неё один — в морг.
Казалось бы в такой ситуации, внешнее управление могло стать решением проблемы. С этой точки зрения, стремление Украины в ЕС и НАТО должно выглядеть вполне логичным. Пришли «варяги», навели порядок, вырастили национальные кадры и государство расцвело. Чиновники ЕС учили бы украинцев правильно выстраивать свою экономику и государственные институты, а войска НАТО препятствовали бы украинским радикалам мешать чиновникам ЕС создавать рай на земле в отдельно взятом государстве.
Сухая теория выглядела прекрасно, но по ходу дела выяснилось, что древо жизни зеленеет совсем не так, как предполагали теоретики. Кооперационные связи, источники сырья, рынки сбыта, даже семейные традиции — всё привязывало Украину к России. Поэтому даже самые ангажированные экономисты эпохи Кучмы-Юшенко-Януковича не смели утверждать, что интеграция в ЕС даст лучший результат по сравнению с вступлением в Таможенный союз. Самые лживые утверждали, что никакой разницы не будет. Те же, кто хоть как-то дорожил репутацией, пытались в угоду конъюнктуре максимально уменьшить разрыв, но, тем не менее, признавали, что присоединение к ТС даст немедленное ускорение роста, а подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, приведёт к некоторому (они утверждали, что относительно небольшому) промышленному спаду. Даже украинские (подчеркну украинские) экономисты вынуждены были главным преимуществом евроинтеграции объявлять некие мифические инвестиции в 15-20 миллиардов евро, которые никто не обещал и о планах Украины на которые европейцы и слыхом не слыхивали.
В «консерватории» явно требовалось что-то поправить. Теорию надо было приводить в соответствие с реальностью. Простая логика подсказывала, что если уж Украине так необходимо внешнее управление, она может обратиться за ним к России. В отличие от ассоциации с ЕС, Таможенный союз давал бы ощутимый позитивный эффект уже в первый год.
Кроме того, в то время и население России было позитивно настроено по отношению к максимально глубокой интеграции с Украиной, и власть в Москве, пытаясь предотвратить катастрофу в граничащем с Россией государстве, половина населения которого имела в России родственников или семьи их корнями уходили в русскую почву, была готова идти на максимальные уступки Киеву в вопросе об условиях интеграции. То есть, Украина (народ, элиты, государство в целом) могла решить все свои проблемы и даже повысить уровень жизни, принимая на себя минимальные (по сравнению с Соглашением об ассоциации с ЕС) обязательства.
Но украинцы не искали лёгких путей. Зачем им королевская дочка? Вот если бы выкатить портвейна бадью! Так и говорили, что европейские тарифы и европейские цены на газ — это плата за европейскую жизнь. Тарифы у них уже выше, чем в Европе, особенно в сравнении с заплатами, а уровень жизни только снижается.
Впрочем, любому нормальному человеку изначально ясно, что если ты начинаешь платить за энергоносители (кровь экономики) в три-четыре раза больше, то во столько же раз снижается твоя конкурентоспособность, то есть ты начинаешь меньше зарабатывать. Если ты при этом начинаешь оплачивать своё житьё-бытьё по повышенным тарифам, то твой уровень жизни падает дополнительно. Если предприятия меньше продают, а люди меньше получают, значит и доходы бюджета (а с ними и социальные возможности государства) сокращаются. Если при этом ты ещё и отказываешься от традиционных рынков сбыта, не имея никаких гарантий допуска на альтернативные, значит в течение нескольких лет твоя экономика умрёт, а территория твоей страны станет совершенно непригодной для жизни. В этом отношении в Зимбабве и США, в Люксембурге и на Украине действуют одни и те же непреложные законы. Такую простую вещь нельзя не понять. Упорствование в отрицании очевидного — преступление, которому нет оправдания, ибо уничтожена среда обитания десятков миллионов людей.
Надо ли удивляться, что светлый путь в ЕС завершается для Украины на глобальной помойке? Если бы Украина напялила панамку, взяла сачок (бабочек ловить) и отправилась в тёмный лес охотиться на дикого вепря, ей могло повезти — не встретился бы с ней зверь, вернулась бы домой усталая, но живая. Но украинцы обложились динамитом, уселись на бочку с порохом, облили всё это бензином и разожгли огонь для барбекю. Совсем не кажется странным, что нынешняя Украина выглядит значительно печальнее, чем шарик, который Пятачок принёс в подарок Иа.
Но даже от несчастной зелёной тряпочки, которая когда-то была шариком, нынешняя Украина отличается в худшую сторону. Шарик хоть можно было положить в горшочек, в котором когда-то был мёд. Он входил и выходил на радость ослику. Киевские же элиты способны только на одно — уничтожение собственного населения, с тем, чтобы можно было помародёрствовать на трупах.
«Бал вампиров» на руинах Украины лишь набирает обороты. Точку в этой затянувшейся пляске смерти может поставить только осиновый кол. Чтобы сказочная мерзость, пожирающая людей миллионами, не возродилась.
Ростислав Ищенко

Метки: {keywords}

  • Распечатать

Ссылки на материал


html-cсылка:

BB-cсылка:

Прямая ссылка: